войти

«Я и Вселенная 05 Прошлое»

Я и моя Идеология. Смысл жизни – опасность Правды. Пустое Настоящее и Живые предметы Прошлого. Предметы Силы. Исконная Индивидуальность. Точки зрения. Упражнение "Обращение к внутреннему Знанию"; вместо самоуверенного забвения.

Расшифровки передач

Расшифровка — это текстовая версия передачи.

Вы можете оказать неоценимую помощь программе «Серебряные нити», если сделаете расшифровку этой и других передач. Расшифровки позволяют другим людям быстро знакомиться с передачами, находить передачи через поисковые системы, а также становятся основой для книг, выпускаемых автором передач.

Чтобы сделать новую расшифровку, нужно:

  • зарегистрироваться на форуме «Серебряные нити».
    (для регистрации пройдите по ссылке:
    http://www.serebniti.ru/forum/ucp.php?mode=register)
  • используя логин и пароль форума, войти здесь под ними
    (для этого нажмите на значок «ключик» (значок логина) в правом верхнем углу сайта).

Теперь Вы можете создавать новые расшифровки и редактировать уже написанные!
(для этого пользуйтесь значками (создание текста и редактирование текста), находящимися справа от каждой аудиозаписи)

 

Доброй ночи. Сегодня я вспоминаю о своей учительнице, которая когда-то научила меня чувствовать и понимать человеческую душу. Мы остановили в прошлую передачу в тот момент, когда я уснул и ровно в тот момент, когда было пора спать нашим радиослушателям. Сколько я тогда проспал? Я не помню. Но я думаю, что не очень долго, потому что когда я проснулся, был вечер. Катя спокойно сидела  в небольшом самодельном кресле, стоявшем у окна, и смотрела на закат. Во время наших встреч сложилось так, что мы не баловали друг друга, а сразу начинали обсуждать тему, которая волновала нас обоих в тот момент. И поэтому, проснувшись, я как будто продолжил начатую мной до сна фразу:

А.Г.: Но ведь иногда, Катя, система взглядов, которой ты пользовался в жизни…

Катя: Это происходит очень часто так, как сейчас  с тобой. Ты ведь приезжаешь ко мне, когда твоя жизнь становится слишком сложной, чтобы объяснить её рационально. Ты ищешь подходящий тебе язык описания происходящего с тобой у меня, а находишь внутри самого себя, когда танцуешь. Смена взглядов - это и есть развитие. Мы ведь вырастаем из одежды. Главное - не перепутать самого себя, огненного эльфа и свою идеологию. Станислав Ежелец говорил, что есть точка зрения, но есть и кочка зрения. Внутри каждого из нас - бесконечность. Она как губка, способна впитывать всё новые и новые взгляды на мир, иногда не разрушая старое. Главное - научиться не бояться изменений.

Всё это было так ново для меня. Как и нова была музыка, которая играла в Катиной комнате. Тоненький и удивительно ясный звук микрофона как будто пробивал всё новые и новые пути понимания в этой самой моей внутренней губке. По крайней мере, то, что было у меня внутри, я в тот момент чувствовал как губку, а не как бесконечность.

 

Музыка

 

А.Г.: Кать, но ведь большинство людей вообще никогда об этом не задумываются.

Катя: Был такой забытый и у нас и у себя на родине писатель, звали его Чарльз Финней. Он написал странный роман под названием «Цирк доктора Лао». В романе есть грустный образ гадателя, работающего в цирке. Его зовут  Аполлоний. Однажды к нему в шатёр приходит  немолодая уже женщина. Она полна желания услышать, что её ожидают приключения,, неизведанные земли, конечно, она хочет услышать, что её суждено повстречать красавца мужчину на розовом кадиллаке. Но Аполлоний вынужден ей сказать: «Завтра у вас всё будет как сегодня, и послезавтра будет то же, что и позавчера. все  отведённые вам дни предстают передо мной как унылая, безмолвная череда часов. Вам никуда не поехать, не подумать новых мыслей, не испытать неизвестных страстей. Когда вы умрёте, вас похоронят и забудут. И на том всё закончится. И для всего того, что вы могли бы поколебать своим существованием, для добра и зла, созидания и разрушения, вы совершенно безразличны. Вы могли бы просто-напросто не рождаться».

Вот так. Просто обухом по голове. Я весь сморщился от этой мысли.

А.Г.: Кать, ну старые забытые книги часто бывают жестокими. Ну, нельзя же такие вещи сообщать человеку в лицо. Может быть, когда-то и было можно, но сегодня это совершенно не соответствует всему, что требует пациент от психотерапевта. Ведь сегодняшняя западная психология гуманистическая, она требует сострадания. Кроме того, вы же сами говорите «нельзя застревать в прошлом, нужно идти вперёд, меняться, двигаться в ногу с современностью».

Катя: Ничего подобного я не говорила. Нужные тебе идеи и образы, источники твоей силы  могут оказаться не только впереди во времени, но и далеко позади. А правда о человеке всегда была заряженным ружьём. Им навсегда и останется. Правда, человек далеко не всегда нуждается в правде. И как Аполлоний в романе с этим ежедневно сталкивается. То, что ты увидишь в людях, работая с открытыми глазами, это одно. А вот подносить к их лицам огромное зеркало, чтобы они, наконец, увидели себя вблизи, порой неоправданно жестоко. И делать это можно далеко не всегда. А вот для тебя, злого, находящегося на перекрёстке собственной судьбы, это ведь вовсе не жестоко. Скорее, целительно. Это всё то, что скрывается за твоей болью и твоим ознобом. Что касается современности, стремления всегда двигаться вперёд, то это такая форма гипноза или внушения, если хочешь.

«Действительно, - думал я,- ничего подобного она не говорила».

 Она вовсе не говорила о том, что нельзя застревать в прошлом или то, что нужно идти в ногу с современностью. Что-то во мне само договорило эти фразы. А вот что нас с Катей однозначно объединяло – мелодии мы любили старые и, по крайней мере, большинство, прочно забытые. И мне почему-то снова захотелось танцевать и снова услышать старую мелодию, в которой колокольчик что-то всё время напоминает человеческой душе, не давая ей спать.

 

Музыка

 

На этот раз я легко осмелился сам пригласить Катю на танец. Мы просто спокойно двигались, нежно обнявшись. И из меня как будто выходил пар, боль в пояснице, напряжение куда-то ушли, и я снова чувствовал рядом с собой вовсе не присутствие гуру, а тонкий женский стан у себя под руками. Но поразительная вещь, вместо яростного вожделения, в душе моей были лишь нежность и уважение. Или то самое чувство, в котором уважение и нежность невозможно отделить одно от другого. А Катя и после танца, как будто не прерывала всю ту же самую волнующую её мысль.

Катя:  Кто тебе сказал, что ты можешь творить свой мир только из современности? Я, например, ищу силы жить в старинных вещах и забытой музыке. Мелодии, предметы, затерявшиеся во времени всё равно, что консервы с энергией и эмоциями своей культуры. В них гораздо больше жизненной силы, чем  в новеньких пластиковых пустышках. Ведь на вещах, которые тебя окружают, ты концентрируешь своё внимание. Ты приносишь вещи в дом, а они создают форму, на которые опираются твои размышления. Они тебя фор-ми-ру-ют. В прямом смысле этого слова. Твои вещи – это театральная постановка собственного мира. Это же здорово! Тебе часто будут говорить: «Нельзя жить в прошлом, нельзя двигаться назад». Но почему? Чушь! Это и есть выражение той самой современности, обходящейся с ценностями души как с расходным материалом. Эти фразы – это такая техника поголовного усреднения. Ведь, в конечном итоге, именно наше прошлое делает нас уникальными, соответственно, и идеологический, и экономический интерес требует, чтобы это прошлое у нас было отобрано. Чтобы нам было легко продать новое улучшенное будущее. Только это будущее будет чужим - не твоим собственным. В лучшем случае это будет просто общее и от того бессмысленное будущее. Ведь смысл - понятие сугубо индивидуальное, как ни старайся, общим его всё равно не сделаешь. Оно может быть либо лично твоим, либо ничьим. Наше общество хочет стать одноразовым, одноразовым миром, который можно выкинуть, а на его место вставить такой же одноразовый мир, только полностью обновлённый во всём, включая себя и человеческие отношения. Предметы, которыми мы окружаем себя - это на самом деле те моменты нашей жизни, которые мы бы хотели оставить с собой навсегда. Мы хотим, чтобы и наши мечты, озвученные лишь однажды, да и то детским шёпотом и эти мучительные ночи ожидания любимого, и волнующие первые победы остались с нами навсегда. Мы хотим ухватить их и не дать им просочиться сквозь пальцы. Именно так любимые нами мелочи, становятся предметами, которые дают нам силы. Силы жить и силы творит свой собственный мир, создавая вокруг себя то, что тебе хочется создавать. И тогда тебе легче будет понять, каким путём ты идёшь.

И она протянула мне маленькую бронзовую голову орла, неизвестно откуда взявшуюся в её доме. С тех пор эта бронзовая головка всегда стоит передо мной на книжной полке в разных моих домах и квартирах. Она фор-ми-ру-ет, как сказала Катя, мои собственные мысли. Но тогда, тогда я ещё не умел чувствовать ценность подобных вещей и знаков. И вместо того, чтобы поблагодарить, в запале спросил:

А.Г.: Ну, Кать, это получается какое-то полное ницшеанство, а проповедуете чистый индивидуализм.

Катя: Ну, да. Только посмотри, я проповедую индивидуализм для того, чтобы помочь тебе. Как же можно научиться помогать другому, не чувствуя уверенности в своих собственных взглядах? Только чувствуя, что внутри тебя целая вселенная со звёздами и галактиками. Только ощущая, что твоя собственная вселенная имеет право на существование можно научиться уважать такие вселенные в других людях.  Пойдём.

А.Г.: Куда?

Катя: На улицу. Учиться создавать собственный мир, лишённый страха.

Музыка

 

Тем вечером мы просто погуляли. И эта прогулка с совсем другим, чем в Москве, воздухом, насыщенным загадочными для меня ароматами с плавно плывущими над головой облаками, была просто прогулкой. Катя решила, что в моей душе должно уложиться что-то важное. И самое важное в её словах, наверное, было то, что именно наше прошлое делает нас уникальными. Мы с ней смотрели на облака, и каждый видел в этих наплывающих на горизонт облаках что-то своё, каких-то своих зверей, свои события. Мы пытались угадать, почему в слегка прихрамывающем слоне я вижу самого себя? Что же в моём прошлом определило этот взгляд? Наверное, она просто хотела, чтобы я научился ценить покой и эти облака, и эту тайгу, отсутствие суеты, которой так много всегда было в Москве. А потом… потом она отвела меня за руку в крошечную комнатку, я лёг спать. И это была первая ночь, когда мне не снилось никаких кошмаров. Наверное, именно это и называется спать сном младенца. А утром, когда я проснулся, я был абсолютно счастлив. Счастлив, что мне ещё не нужно уезжать, что я могу остаться ещё на несколько дней в этом удивительном покое, который создавала тоненькая женщина с немножечко резкой манерой двигаться. На столе в большой я нашёл глиняную миску  с овощным салатом, кусочек хлеба  с сыром и большую кружку с чаем и записку: «Саша, найдёшь меня на поляне». Я уже примерно знал, в каком направлении идти и быстренько перекусив, полный предвкушения нового интересного разговора, я отправился в лес, который был совсем рядом  с Катиным домом. От крыльца в лес вела едва заметная, как будто только-только протоптанная тропинка. Она плавно лилась вверх, поднимаясь на склон небольшого холма. Тропинка упиралась в низкие кусты, кусты заканчивались лиственницами, в золотистом свечении которых идти было удивительно приятно, как в сказке. Казалось, воздух вспыхивает тоненькими жёлто-зелёными иглами. Пихты резко заканчивались поляной, на которой валялись три булыжника разных размеров. Я обвёл поляну взглядом, нигде не обнаружил Кати и с удовольствием сел на самый крупный из камней. Я посидел две минуты, вслушиваясь к незнакомым для меня, и поэтому, загадочным звукам тайги и размечтался о чём-то. Как только я начал мечтать, позади раздался Катин голос:

Катя: Так значит, ты выбрал его.

От того, что мои размышления были прерваны, я даже немного испугался.

Катя:  Мне пришлось потрудиться, чтобы притащить его сюда.

Катя показывала на то самый большой камень, на котором я сидел.

А.Г.: Да. С него открывается хороший вид в лес. А для чего здесь другие камни?

Катя: Чтобы смотреть на другие вещи.

Я встал и подошёл к камню среднего размера, чтобы посмотреть, какой же вид открывается с него.

Катя: Отсюда ты можешь видеть тот большой камень, на котором только что сидел. Ну-ка, попробуй вернуться и сесть на него опять.

Разумеется, я сделал то, о чём она просила.

Катя: Не правда ли, теперь он выглядит иначе?

А.Г.: Да его вообще не вижу. Как же я могу его видеть, если я на нём сижу?

Иногда общение с Катей напоминало разгадывание запутанной шарады. И я предпочитал отложить расспросы до тех пор, пока Катя сама не захочет разъяснить.

Катя: Это ответ на твой вопрос. Для того, чтобы решить свою проблему, нужно от неё отстраниться. Пересесть на какой-то другой камень.

А.Г.: Пока я здесь, с вами, Катя, внутри вашего покоя, вашей мудрости, всё кажется удивительно лёгким. Но где найти такой другой камень, когда вас нет рядом, когда в реальной жизни что-то происходит. Когда, пользуясь вашей же метафорой, ты сидишь на горячем камне, с которым что-то в этот момент происходит. Вас же нет рядом?

Катя: На самом деле, ты говоришь очень обидную вещь. Жаль, что ты этого до сих пор не понял. Если ты относишься ко мне с любовью, то я всегда рядом, и не только я, но и все те люди, которых ты выбрал себе в наставники. Как, собственно, и эти камни, на которых ты сидишь. Это очень легко проверить. Просто закрой глаза и представь эту поляну вместе со мной в своём воображении.

 

Катя достала откуда-то рядом с собой, поставила на камень небольшой красный магнитофончик. Она очень любила музыку. И ей казалось, что всё, что человек себе представляет, гораздо легче делать, когда рядом есть музыка, похожая на ситуацию, в которой мы существуем. Катя включила ту же самую музыку, которая играла вчера, и  я мгновенно вернулся в ощущение удивительного вечера, внутреннего покоя и понимания.

 

Музыка

 

Я надеюсь, что если вы представляли себе поляну вместе с нами, вы меня поймёте. А тогда, в то время, мои впечатления были яркими и свежими, я только что проснулся. Так что то, что возникло у меня в воображении при закрытых глазах, разве что чуть-чуть отличалось от окружавшей меня реальности.

Катя: А теперь попробуй прямо сейчас. Попробуй там, в  воображении, не произнося это вслух, меня о чём-нибудь спросить.

Нет, не думайте. Чувство иронии этакого превосходство психиатра по-прежнему не покидало меня. Но, наверное, волшебство осени или магия Катиного голоса, или лиственницы, шумевшие у меня за спиной, делали обстановку абсолютно сказочной. Я закрыл глаза и послал воображаемый Кате вопрос. Так как волновало меня, в общем-то, то же самое, я спросил её ещё раз: «Почему от меня ушла жена?» Воображаемая Катя подошла к воображаемому мне, сидящему на камне, нежно прижала мою голову к животу, к тому самому её животу, нежность которого я непрерывно испытываю: «Глупенький, - сказала воображаемая Катя,- ты попытался заменить любовь, которой у тебя не было поведением идеального мужа. Ты был послушен, во всём помогал и во всём старался угодить. Женщины этого не любят». Это прозвучало в моей голове так отчётливо, что я испугался. Было полное ощущение, что это говорит Катя, а не мои собственные мысли. Я испугано открыл глаза. Реальная Катя прямо-таки сардонически улыбалась.

Катя:  Ну как, получилось? Это совершенно не обязательно сообщать мне, что я там внутри тебе сказала. Главное, что ты всегда можешь получить ответ. Бесконечность внутри тебя этот ответ знает. Знает она и то, как я могла бы ответить на твой вопрос. Но в том же самом ощущении бесконечности внутри существует и подвох. Обрати внимание, ты просто вспомнил меня и мои слова. А вот интересно, почему ты весь год этого не делал? Когда ты попал в передрягу, ты даже забыл про звук «жжж», про который мы с тобой говорили.

Я  с удивлением признал, что это так. Действительно, после того, как я уехал из Сибири, я даже и не пытался делать Катины упражнения.

Катя: Видишь, любому человеку мешает быть счастливым глубокая самоуверенность. Это тоже часть ощущения внутренней бесконечности. Скорее, правда, это её оболочка, форма, которая всё время пытается подменить собой содержание. Ты просто принял мои упражнения к сведению, а сам предпочёл жить в согласии со своими внутренними стереотипами. В каждом психологе и психиатре сидит предательская мыслишка о том, что именно он самый умный специалист на свете. Мы считаем, что наш рассудок сам всё преодолеет.  Правда, мы так считаем до тех пор, пока не сталкиваемся с бедой. В этот момент даже не пытаемся использовать полученные знания. Мы просто бежим за помощью. Ты предпочитаешь накапливать информацию, но не использовать её. Ведь использовать информацию – это значит соединить её с эмоциями. А соединить с эмоциями значит не только выслушать, но и прочувствовать.

А прочувствовать – это значит, делать. Поскольку, только работа может соединить информацию с подлинными твоими эмоциями. Я прекрасно знаю, что большинство наших радиослушателей только лишь накапливает информацию. Когда приходит беда, вспоминаете ли вы наши упражнения так же, как я теперь вспоминаю упражнения Кати? Спасибо за то, что были вместе с нами. Спокойной ночи.

 

Музыка

17.12.2017 Выложен тренинг "Умение понимать другого человека", который ранее нигде не публиковался...
11.03.2017 Существенно улучшилось качество звучания в тренинге "Божественная комедия".
Те, кто скопировал и хранит этот тренинг у себя, - можете обновить свою копию...
25.01.2017 Полностью обновлён тренинг "Поваренная книга магии". Главное - теперь вы можете узнать, о чём он (появилось содержание) :)
14.01.2017 Впервые выложен "Разноцветный тренинг"!
27.10.2016 Большое пополнение бесед за 2007 год!
Добавилось более 100 передач, которые раньше не выкладывались.
А качество выложенных ранее передач за 2007 год заметно возросло.
01.06.2013

Большое пополнение бесед за период 20.02.2006 - 29.12.2006.

Из них 39 передач перезалиты с лучшим качеством, остальные 49 выложены впервые.

04.09.2011

Алексей Попов завершил работу над тренингом "Уроки с Катей -2 — Парижская история, или Языческие корни";
на данном сайте впервые выложена качественная аудиоверсия тренинга (в стереозвуке)

27.06.2011

запущена тестовая версия.

23.06.2011

старт проекта.