войти

«2004.09.10 Педагогика и душа»

00:02: Притча о монахе и библиотекаре.
 _____
музыка исп. Cleo Laine (Великобритания):
00:06: I'm Gonna Sit Right Down And Write Myself A Letter; 
00:24: Gonna Get Through;
00:46: A Time For Farewell.

Расшифровки передач

Расшифровка — это текстовая версия передачи.

Вы можете оказать неоценимую помощь программе «Серебряные нити», если сделаете расшифровку этой и других передач. Расшифровки позволяют другим людям быстро знакомиться с передачами, находить передачи через поисковые системы, а также становятся основой для книг, выпускаемых автором передач.

Чтобы сделать новую расшифровку, нужно:

  • зарегистрироваться на форуме «Серебряные нити».
    (для регистрации пройдите по ссылке:
    http://www.serebniti.ru/forum/ucp.php?mode=register)
  • используя логин и пароль форума, войти здесь под ними
    (для этого нажмите на значок «ключик» (значок логина) в правом верхнем углу сайта).

Теперь Вы можете создавать новые расшифровки и редактировать уже написанные!
(для этого пользуйтесь значками (создание текста и редактирование текста), находящимися справа от каждой аудиозаписи)

 

Доброй ночи! Доброй ночи всем, кто нас слышит, как и каждый вечер рабочей недели желает программа "Серебряные нити", в которой мы пытаемся говорить о человеческой душе, о том, что с ней происходит, поговорить об этм вечером, в ночной тишине, когда день уже отшумел,  и мы имеем взможность просто сесть и подумать. Мы сегодня продолжаем прерванный трагическими событиями разговор о человеческом образовании, и разговор этот, наверное, не окончится никогда. Мы сегодня назвали тему условно "Педагогика и душа", а история у меня есть, точнее говоря, нет большего количества историй и на востоке, и на западе, чем историй, посвященных образованию. 

Ведь в действительности все, что мы называем сегодня наукой психологией, а может даже накой психиатрией, которая считается наукой медицинской,  все они произошли из педагогики, и вопрос о том, как научить, самое главное, чему научить - вопрос, который мы сегодня обсуждаем, чтобы нам, родителям и педагогам понять, чего же мы хотим в это сложное время от наших детей. 

Так вот история примерно такая: когда-то в древности в японской библиотеке, как у нас в библиотеке школьной, можно было встретить пожилого монаха, непрерывно погруженного в размышления и медитации. Через много лет таких вежливых посещений, когда не принято интересоваться, зачем человек пришел в библиотеку, библиотекарь спросил:

-Знаешь, я много лет вижу, как ты приходишь сюда, думаешь о чем-то, но ты ни разу не читал сутры и не взял с полки хоть какую-нибудь книжку.

-Вы знаете, - вежливо ответил монах, - А я не умею читать, я никогда в жизни этому не учился.

-Какой позор! Ты уже старый человек, и такой преданный монах, как ты, обязательно должен уметь читать, хочешь, я тебя начну учить прямо сейчас?

- Да, хочу, - ответил монах. 

-Я бы хотел, чтобы ты начал с одного иероглифа, - и он показал рукой на самого себя. - Вот этот иероглиф. Ответь мне, в чем его смысл?

Те самые первые буквы, самые первые семантические знаки, из которых произошло письмо, иероглифы, так похожи порой на человека, его тело, движения его души, учим ли мы пониманию того, что обозначает иероглиф каждого из нас, инетерсует это нас вообще?

Вот такая история сегодня является притчей нашей передачи. Сегодня Cleo Laine будет петь нам о том, как некая дама думает, мол, я найду время, сяду и напишу сама себе письмо, и в письме этом наконец-то разложу всю свою жизнь и всю свою судьбу по полочкам. И вы можете помогать себе раскладывать свои и наши судьбы по полочкам, если вы позвоните в прямой эфир. 

 

Музыка. Cleo Laine. I'm Gonna Sit Right Down And Write Myself A Letter

 

Мы как всегда начинаем с того, что слушаем те записи, которые остались у нас до эфира на нашем автоответчике. 

"Добрый вечер. Дело в том, что прожита большая жизнь, и в семье были и педагоги, и врачи, и все специальности, я знаю, о чем говорю. До сих пор, естественно, не изобретен способ. Повзрослевший ребенок, юноша или девушка, можно сразу сказать, знает  он  математику, физику, иностранный язык, литературу и так далее  или нет, а вот подходит ли он на великую должность педагога, врача, его структура внутренняя подходит ли для этого. Больше всего это знает класс, в котором ребенок учился. Есть особенности классов: сильный по математике, гуманитарии и т.д., но нет на свете таких тестов, которые могут определить, можно человека брать в педагогический институт или нет, к дверям его подпускать нельзя и, тем более, потом в школу, и получается так, что в педагогический идут или люди, которые очень любят детей, прирожденные педагоги, и тех, кого к дверям нельзя пускать, потому что дети беззащитны, и над ними можно творить что угодно. Я очень уважительно отношусь к Александру Геннадьевичу, но слишком часто в его разговорах, простите за резкость, слишком много сладких слюней, вот меня интересует: у него младший сын пошел в школу, неужели папочка не научил, как складывать кулаки и как надо бить, чтобы в другой раз не хотелось тебя ударить, если он этому не научил мальчика, то не знаю, кого больше надо жалеть, папу или ребенка.

А.Г.: Папочка сам не склонен к "сладким слюням", хотя кто знает, может это, действительно, слышно так, но я думаю, что в человеческой слабости есть страшная сила, и хочу ответить на вопрос: к счастью или к сожалению, я пока сынишку драться не учил, мне кажется, что учить драться профилактически - это значит заранее настраивать на определенное отношение к людям, которое мне не нравится. Мне кажется, что тогда, когда у него возникнет необходимость драться и давать сдачу, вот тогда нужно учить детей защищаться. Но это мое внутреннее решение, поскольку во всяком случае в моей жизин это так и выглядело: когда мне понадобилось учиться драться, я и стал драться.

Другой вопрос, что в записи нашей слушательницы звучит одна мучительная вещь, называется она на самом деле "профессиональным отбором". Вот что делать с професиональным отбором, кто такой педагог, врач, режиссер, инженер, вот с появлением наркотиков ответственность появилась у людей, которые занимаются такой  технической специальностью, как химический синтез,  для них даже разработали специальную клятву, клятву химика, что он никогда в жизни не изготовит наркотик. Я думаю, что то, что мы как бы склонны сначала учить сжимать кулаки, мы как бы склоняемся к тому, чтобы растить людей, настроенных эгоцентрически, ребенка научили сжимать кулаки до того, как кулаки понадобились, это значит, что я его учу в общем-то, нападать, профилактическая драка - это нападение, это атака, отбивание и отстаивание своих интересов до того, как тебя ударили, во всяком случае, для меня существет вот такой посыл.

Так вот, может быть, в нашей педагогике не хватает некоторых тотальных принципов, например, абсолютный приоритет в понимании другого, именно в понимании, не даже в преклонении и разыскивании интересов или как бы во взаимодействии с другим. Мы совершенно не учим людей понимать друг друга, из-за этого возникают драки, потому что мальчик или девочка учатся понимать только себя. Казалось бы, у нас с вами есть приобртенный с советских времен приоритет группы, в случае школы, это класс, вот вроде бы у нас классное образование, а вместе с тем в этом классе мы воспитываем эгоцентриков, потому что не умеем воспитывать никого другого, может быть, в каких-то таких очень общих расссуждениях, которым мы не учим ни педагогов, ни врачей, ни химиков, ни режиссеров, заключена проблема, которая на самом деле открывается очень не сложно. Давайте напишем себе письмо,  давайте подумаем об этом. 

 

Ольга: Здравствуйте, я хотела сказать, что вам очень много народу звонит, и у меня создалось впечатление, нравитесь Вы нам или нет, но слушатели у Вас на высоте, например вот мужчина читал стихи после Беслана, вот женщина говорила матерям,  у которых погибли дети, что вам надо жить, ведь ваших детей мы тоже будем помнить, но мы не так будем помнить, я бы за одно слово "не так" с этой женщиной пошла в разведку, вот еще одна женщина говорила, откуда берутся такие изверги-террористы. 

А.Г.: С точки зрения темы нашей сегодняшней программы они берутся отттуда же, из нашей системы образования, в действительности,  вот что ужасно, и я пытаюсь предложить задуматься о том, почему это происходит. 

Ольга: Для меня это детский вопрос, стоит прочесть книгу О. Адамовича "Каратели", то все становится на места. 

А.Г.: До "Карателей" Адамовича были "Бесы" Достоевскго...

Ольга:  Бесы" Достоевскго это немного другое, это разные вещи, там Ставрогин сам себя казнит, а вот в "Карателях" - в каждой семье есть тот, кто предаст своих же. Пьеса была, называлась "Соленая пать", и в этой пьесе борются белые с красными, белые собирают деревню женщин и детей, гонят их впереди себя навстречу красным, это стенка людская не молча идет, а плачет, воет, это называется слезная стенка, и вот когда такая слезная стенка шла на красных, то красные отступали. В Беслане тоже были две стороны: там были террористы, которые заложили детей, но были и другие, которые тоже заложили детей: у них было два дня думать, что делать, и за два дня заложили второй раз детей. 

А.Г.: Спасибо, так, по всей видимости, и было, а я хочу вернуться к теме нашено разговора по одной простой прчине: мы сожем очень долго обсуждать Беслан, и я не могу вернуться к теме, я хочу дать слашутелям еще раз послушать эту боль, однако, чтобы сохранить память об этих детях, нам нужно оставаться живым и что-то делать с теми детьми, которые здесь и сейчас живут и помнить о том, что обе эти карательные стенки прошли через советские школы. Мне кажется, нам надо думать не об ошибках осетинского правительства, не об ошибках органов внутренних дел, поскольку огромное количество гораздо более влиятельных СМИ, чем мы с вами, все это обсуждает, вся та вина, которая сейчас ложится на людей, которые участвовали в бесланских событиях, несомненно, но, возможно, это тоже сладкие сопли, но проблема вся в том, что я тоже педагог, я иногда преподаю, когда меня приглашают, моя жена - педагог, вокруг нас огромное количество учителей, которые тоже как бы относительно должны чувствовать свою вину, я затеял разговор об образовании, чтобы понять, что мы делаем не так, может быть, мы не умеем видеть чего-то главного за несколькими соснами, может быть, мы, давая человеку знания, не можем ответить на вопрос, что за это иероглиф, что же обозначает его жизнь, потому что если мы сможем на него ответить, тогда человек, видя свою человеческую цель, не будет вести себя так, как вели себя в Беслане многие.

Что мы должны предложить или додумать позитивного, что мы должны сделать, чтобы в будущих поколениях не было "бесов" и не был "карателей", потому что это один феномен, феномен в каком-то своем неумолимом историческом развитии, и этот феномен упирается в проблему ого, чему мы, учителя и родители, научим своих детей. В одном Ольга права абсолютно: я надеюсь, что, если наши радиослушатели будут думать обо всем этом, с такими замечательными радиослушателями мы обязательно прорвемся, о чем пое в следующей песенке  Cleo Laine.

 

Музыка. Cleo Laine. Gonna Get Through.

 

Мне почему-то, когда я слушаю звонки в нашей передаче на темы чему же мы должны научить, вспоминается даже не притча, а еще одна история. "Когда-то при обсуждении на выставке первой картины Николая Рериха "Гонец" Л.Н.Толстой, тогда был в гостях на выставке, совсем не о картине, а в качестве жизненного напутствия Рериху сказал, глядя на картину: "А случалось ли Вам в лодке переезжать быстроходную реку? Вот когда едешь в лодке, надо всегда править выше того места, куда Вам нужно, иначе снесет. Так и в области нравственный требований: надо рулить всегда выше, иначе жизнь Вас снесет куда-нибудь в сторону, пусть Ваш гонец в Вашей жизни очень высоко держит руль, тогда, может быть, он доплывет". 

Я хочу сказать, что у меня складывается впечатление, что мы с Вами почему-то побаиваемся говорить о каких-то высоких задачах, о чем-то самом главном, что составляет содержание человеческой жизни, это как бы постыдно. Мы с удовольствием обсуждаем чужую вину, а вот как поставить цели  и плыть куда-то выше по жизненному течению маленькому человечку, чтобы жизнь не сносила, мы этого не умеем. 

 

Валентина: Случилось так, что убили моего единственного сына всего год назад. Есть люди, есть дети, которые убивают, 16-ти, 18-ти, 19-ти лет, и они не понимали даже того, что они делают. Ко мне обратилась на суде мама одного из этих детей, она сказала: "Я не учила своего сына убивать", я ей ответила: "Вы не учили. Вы бы вовремя подоткнули ему одеяло, посмотрели, накормлен ли Ваш ребенок, чем он занят, он не пошел бы убивать". Тем матерям, которым сейчас очень плохо, я хочу прочесть короткую молитву: "Аве, Отче, храние меня вдали от тьмы отчаянья, во времена, когда силы мои на исходе, зажги во мне огонь, который сохранит меня, дай мне силы, чтобы каждое мое действие было на благо других, дай мне силы, чтобы быть уверенной в моих мыслях".

А.Г: Спасибо Вам, Валентина, может быть, эти слова хотя бы из Ваших уст будут услышаны.

Ни один человек не сказал это в эфире, только наша слушательница на предыдущем эфире прочла стихотворение и сформулировала главную потребность, которой мучительно не хватает нашей школе и нашему домашнему воспитанию - потребность в гуманистическом, я ее сегодня формулировал как потребность в понимании человека. На самом деле,  гуманизм определяется известным кантовским императивом, оно же золотое правило гуманистической этики: "поступай с другими так, как хочешь, чтобы эти другие потом поступили с тобой". 

Мне кажется, что вместе с тем, это такая попытка грести с одного берега в своем развитии на другой, не учитывая, что поток жизненный все время сносит, потому что все время хочется поступить с другим как с вещью, используя его в своих интересах. Мы совсем не учим этому гуманистическому этапу, умеем ли мы не только учить сыновей и дочерей драться, все больше это слово драться связано не с нашей, восточной духовностью: айкидо, ушу, тэквандо, нет, я с большим уважением отношусь ко всем этим видам спорта, но я хочу сказать, что там наши дети ездят отдыхать в Турцию, а этой этике учатся у китайцев, корейцев на востоке, а что, мы свою собственную этику потеряли? Мы правда не можем дать своим детям никаких духовных ориентиров, кроме как научить давать сдачу? Почему мы не можем внести нравственный ориентир в учебную программу, это так трудно?

 

Людмила Владимировна: Вы знаете, я хотела сказать немножечко о другом, что чуть-чуть касается Беслана, я проходила мимо детской площадки, все было вообще свежо, слезы до сих пор льются, Вы знаете, маленькие ребята с родителями, мальчишки, лет пяти -шести, стоят с пистолетами и стреляют, в том числе и в меня. И родители, никто не сделал ни малейшего замечания, это  в то время, когда только что закончилась трагедия в Беслане. Это срез общества.  

А.Г.: Скажите пожалуйста, Людмила Владимировна, что мы можем сделать для того, чтобы родители говорили детям, хотя бы что в других целиться нехорошо, или чтобы дети начали говорить это родителям?

Людмила Владимировна: Когда я воспитывала сына, он никогда не брал в руки всякие игрушки-стрелялки и так далее, <...> Тех, кого учили давать сдачи, они драку и начинали, к ним никто не лез, они сами начинали <...> А как их учить - я не знаю.

А.Г.:Спасибо, Людмила Владимировна, я тоже, к сожалению. не знаю, как их учить.

 

Я хотел всего-навсего сказать, что СМИ, очень часто медицина, наша школа не умеет и не хочет хотя бы просто задуматься о том, что человеческую душу надо учить чувствовать самое себя. Мы не учим детей понимать собственные желания, и современные подростки, с которыми  я общаюсь, вполне нормальные подростки, даже те, кто учатся в институтах, они не умеют даже сформулировать того, что происходит у них в душе, у них языка нет, они не умеют рассказывать о себе. Они передают все это мыканьем, меканьем и всяческими сленговыми словечками. Они не умеют разговаривать о собственной боли, одиночестве, чувстве бессмысленности, у них нет этого языка, им приходиться предлагать слова, чтобы они как-то резонировали; я предлагаю им слова, а они смотрят, соответствует ли это тому, что просходит в их душе или нет. У нас школа наполнена групповыми ценностями: класс, некая группа, вроде бы, это так, но мы абсолютно не учим уважению друг к другу.

Конечно, существуют классы активной педагогики, об этом пишут огромное количество педагогов, конечно, я могу сказать, каким образом можно в разных возрастных группах воспитывать уважение друг к другу, но мне нужно, чтобы учитель со мной внутренне согласился и понял, что такую задачу выполнять необходимо, иначе ни с каким терроризмом мы бороться не сможем, есть еще одна ступень - ее необходимо перейти, когда в той передаче о Беслане звонили даже двое православных педагога, есть еще одна ступень: духовная, или эсхатологическая, та самая ступень, когда человеку учат относится и к себе, и к другому не как к смертным существам,  а учат смотреть как на существа другого рода, подобные духовному миру, учат относиться  к себе и к другому как к образу и подобию Божьему, жизнь которого не прекращается со смертью тела, и ответственность за собственный смысл и смысл другого предстоит нести и дальше, за порогом смерти.

Это безумно сложная ступень, за нее так просто не выйдешь, но мне кажется, что существует просто колоссальная и больная необходимость попробовать хотя бы показать детям то, что существует своя душа и научить ее раскрывать, и что существует душа другого, равноценная твоей, учить пониманию и уважению, до тех пор, пока этого не произойдет с родителями и детьми, до тех пор, пока мы не станем об этом кричать, говорить, писать, среди нас все равно будут образовываться маньяки и террористы, потому что маньяк и террорист - это отношение к другому как к вещи, а к себе как к существу конечному. Вот, примерно, что я хотел услышать от наших радиослушателей. 

 

Ирина Васильевна: Я поняла, передача в начале затрагивала вопрос образования, и у меня возникла такая мысль: а что если, чтобы получился врач, педагог, другой специалист, из школы из начальной, с 5 класса, имели уклон: литературный, гуманитарный, физика, химия, высшая математика, скажите пожалуйста, зачем органическая химия человеку, который собирается быть историком, к примеру. Я приведу два примера: я закончила школу и институт с золотой медалью, но я никогда не могла сдать предмет по деталям машины, я до сих пор не умею, это мне неинтересно,  и я не умею, также как и водительские права. Моя маленькая внучка все время рисовала в альбоме прекрасно, и сейчас поступает в архитектурный институт. 

А.Г.: Спасибо, но у нас время стремительно подходит к концу. Я хотел сказать, что в понедельник мы с вами поговорим о роли дисциплины в школе и о том, что такое дисципина. А я бы хотел сказать еще вот что: мне очень нужна помощь наших постоянных радиослушателей, потому что через 15 минут небольшая премьера у "Серебряных нитей", мы выходим ее одной передачей в прямом эфире на Маяке-24. Там радиослушатели еще не знают о программе, у кого есть возможность, поддержите нас, пожалуйста. 

 

Музыка. Cleo Laine. A Time For Farewell.

 

 

 

 

17.12.2017 Выложен тренинг "Умение понимать другого человека", который ранее нигде не публиковался...
11.03.2017 Существенно улучшилось качество звучания в тренинге "Божественная комедия".
Те, кто скопировал и хранит этот тренинг у себя, - можете обновить свою копию...
25.01.2017 Полностью обновлён тренинг "Поваренная книга магии". Главное - теперь вы можете узнать, о чём он (появилось содержание) :)
14.01.2017 Впервые выложен "Разноцветный тренинг"!
27.10.2016 Большое пополнение бесед за 2007 год!
Добавилось более 100 передач, которые раньше не выкладывались.
А качество выложенных ранее передач за 2007 год заметно возросло.
01.06.2013

Большое пополнение бесед за период 20.02.2006 - 29.12.2006.

Из них 39 передач перезалиты с лучшим качеством, остальные 49 выложены впервые.

04.09.2011

Алексей Попов завершил работу над тренингом "Уроки с Катей -2 — Парижская история, или Языческие корни";
на данном сайте впервые выложена качественная аудиоверсия тренинга (в стереозвуке)

27.06.2011

запущена тестовая версия.

23.06.2011

старт проекта.