войти

«2012.06.20 Имяславие и Безумие»

Расшифровки передач

Расшифровка — это текстовая версия передачи.

Вы можете оказать неоценимую помощь программе «Серебряные нити», если сделаете расшифровку этой и других передач. Расшифровки позволяют другим людям быстро знакомиться с передачами, находить передачи через поисковые системы, а также становятся основой для книг, выпускаемых автором передач.

Чтобы сделать новую расшифровку, нужно:

  • зарегистрироваться на форуме «Серебряные нити».
    (для регистрации пройдите по ссылке:
    http://www.serebniti.ru/forum/ucp.php?mode=register)
  • используя логин и пароль форума, войти здесь под ними
    (для этого нажмите на значок «ключик» (значок логина) в правом верхнем углу сайта).

Теперь Вы можете создавать новые расшифровки и редактировать уже написанные!
(для этого пользуйтесь значками (создание текста и редактирование текста), находящимися справа от каждой аудиозаписи)


Доброй ночи. 
Доброй ночи всем кто слушает программу «Серебряные нити».
Сегодня непростую тему мы продолжаем в нашем эфире по телефону (495)956-15-14. Заранее напоминаю телефон для того чтобы вы не забыли что можно позвонить.
Мы с вами во время прошлого эфира начали разговор о феномене имяславия. Русские имяславцы творя Иисусову молитву считали, что делают Бога реальным - славя Его Имя, общаясь с этим именем. Мы вместе с отцом Яковом Кротовым, который звонил нам в предыдущую программу, углядели в этом черты платонизма. Но дело даже не в этом. Дело в том, что отец Яков Кротов в прошедшей программе говорил, что имяславие это спонтанный духовный феномен. В начале 20 века оно как-бы возникало в России спонтанно, по крайней мере, два раза. Первый раз в Афонском монастыре, а второй раз на территории Великой Руси. И это значит, что сам по себе феномен этот означает что-то гораздо большее в душах человеческих и в судьбах России в 20 веке, чем это кажется на первый взгляд. 
И мы с вами говорили о том, что этот феномен во многом определил, как ни странно, развитие русской математики. Я вспомню сегодня конечно ещё раз об этом. Но хочу сразу сказать, что есть замечательная книжка двух математиков. Внука Георга Кантора Жана-Мишеля Кантора и Лорена Грэхэма, которая называется «Имена бесконечности», которая рассказывает о загадочном сплетении математики и мистики, математики и имяславия. 
Однако, всегда ли роль имени понимается нами правильно, в том числе роль имени Бога и божественных имен вообще. Ведь кто-то когда-то определил их правильное звучание. 
Фактически, отец Яков Кротов задал вопрос во время прошлой программы, на который мы до их пор не ответили: А нет ли некоторого «магизма» в попытке непосредственного общения с Богом через Имя. На самом деле, я задаю не столько богословские вопросы, сколько вопросы, имеющие самое непосредственное отношение к человеческой психологии в том числе. 
Мне приходилось во время эфиров вспоминать присказку - как корабль назовете так он и поплывет. Вообще говоря, наше отношение и участие в реальности тех или иных событий внешнего мира иногда очень зависят от имени, названия или определения, которые мы этим событиям даем. Можно назвать некоторое состояние сознания вдохновением или экстазом и считать, что это состояние, в сущности,- один из вариантов состояния счастья. А можно назвать его эйфорией или маниакальным состоянием эмоций и считать это психической болезнью. Наше отношение к действительности зависит от того, какое имя мы ей дадим. И может быть не случайно то, что мы нарушили принцип бритвы Оккама. 
И в 20 веке в нашей стране появилось огромное количество ложных сущностей и названий, с помощью которых мы определяем нашу жизнь. Мы иногда ищем слово, имя, название. И нам кажется, что мы поняли суть того или иного события или того или иного чувства. Хотя как выясняется, мы никогда даже и не пытаемся заглядывать в глубину. Вот обо всём об этом я попробую рассказать сегодня, в том числе продолжая разговор об истории русской математики,- ну хотя-бы частично. И конечно, приглашаю к участию в разговоре тех, кому, так или иначе, до той или иной степени интересна загадочная роль имени, в том числе имени Бога в человеческой душе. 
А вот музыкальные паузы, которые я вам сегодня хочу предложить, абсолютно никакого отношения к имяславию не имеют. Зато, как мне кажется, имеют отношение к состоянию русской души.

Музыка

«И Шуберт на воде, и Моцарт в птичьем гаме,
И Гете, свищущий на вьющейся тропе,
И Гамлет, мысливший пугливыми шагами,
Считали пульс толпы и верили толпе.
Быть может, прежде губ уже родился шепот

И в бездревесности кружилися листы,
И те, кому мы посвящаем опыт,
До опыта приобрели черты
».
январь 1934, Москва

Свершу я попытку вернуться к разговору о математическом понятии бесконечности. Я хочу попытаться объяснить, что Аристотель примерно в 4-м веке до н.э. ввел различие, которое стало для всех для нас привычным. Мы определяем бесконечность как некую потенциальность, а не актуальность. Аристотель обратил внимание на то, что если взять отрезок, то можно его разделить пополам, потом еще раз пополам и так до бесконечности. И он заметил, что всегда можно помыслить большее число или меньшее число. Некую величину можно делить бесконечное количество раз. Следовательно, бесконечность потенциальна, а не актуальна. «Число частей, которое может быть взято, превосходит любое наперед взятое число». Собственно говоря, это и есть привычный взгляд на бесконечность. 
Математик Георг Кантор в конце 19в. взялся доказать и собственно говоря, доказал, что бесконечности не потенциальны а актуальны. И вот для того чтобы сделать бесконечность актуальной её фактически надо именовать. 
В именование входит, конечно, придание некоего названия. Кантор именовал свои бесконечности с помощью еврейской буквы алеф. Оттуда она эта точка алеф перекочевала в знаменитую новеллу Борхеса, помните? И предложил определенное количество существующих актуальных бесконечностей. 
В числе бесконечностей Кантора есть математические модели, на которых основано, например, чрезвычайно популярное сегодня представление о фракталах. Это один из его алефов, одна из вариантов бесконечностей Георга Кантора. 
Так вот, фактически Кантор сделал бесконечности реальными, дав им имена. Огромное количество математиков полагало, что бесконечности как некую новую математическую сущность создает сам акт именования. Напомню вам, что русские имяславцы тоже совершили открытие - они считали, что делают Бога реальным, славя его Имя. А математики из их же числа Флоренский, Лузин, Егоров считали, что делают реальными бесконечности, сходным образом сконцентрировавшись на их именах и определениях. 
Конечно же, история имяславия, как все, наверно, в России чрезвычайно трагична. Но я хочу сосредоточиться сегодня не на ней, поскольку это вторая передача. Я хочу вспомнить великого писателя символиста Андрея Николаевича Бугаева, известного нам по псевдониму Андрей Белый. Бугаев был студентом Егорова и своего, разумеется, отца Николая Бугаева. Все они были имяславцами. А вот Андрей Белый имяславцем не был, он стал писателем символистом. Зато он долгое время фактически рос в группе людей, которая создавала новые бесконечности. И его писательским принципам принадлежит некоторая фраза – «Именуя объект, я тем самым утверждаю его существование»,- дословная цитата Андрея Белого. Он пытался применить этот принцип в поэзии и в математике. Надо сказать, что отец теории множеств Георг Кантор несколько раз госпитализировался в психиатрические больницы по поводу психических срывов, давайте назовем это так. А Андрей Белый для русских психиатров первой половины 20века служил классическим примером, уж не сердитесь на меня, шизофрении. И это буквально так. Русский философ Федор Степун, который интересовался работами Блейлера и вообще ранними работами по шизофрении, считал, что поведение Андрея Белого и его психологические проблемы связаны с состоянием «самозамкнутого Я». Примерно так Федор Степун передавал понятие аутизм, описанное Блейлером. Во всяком случае, Марина Цветаева, по край мере, по словам ее дочери, говорила о Белом следующее. Цитирую: «Настоящий сумасшедший. Разве вы не видите, что он все время глядит на невидимого врага». 
Владислав Ходасевич считал, что Белый страдает галлюцинациями, но Ходасевич увлекался не Блейлером, а Фрейдом и поэтому считал эти галлюцинации продуктом нереализованного Эдипова комплекса. Вот что писал Федор Степун: «Белый всю свою творческую жизнь прожил в сосредоточении на своем я. Он описывал панорамы собственного сознания. Он всю жизнь боролся с призраками и теневыми фигурами, которые были голосами и подголосками разными угрожающими срывами и загибами его собственного «Я», которые он невольно объективировал и с которыми расправлялся под масками своих и в большинстве случаев совершенно мнимых врагов». 
Степун вспоминает, что для того чтобы почувствовать самого себя и вступить в диалог со своими врагами поэт использовал зеркало. Цитирую: «Главное, что осталось от разговора это память о том, что разговаривая с нами, Белый ни на минуту не отрывался от зеркала. Сначала каждый раз, проходя мимо, он бросал в него долгие и внимательные взоры, а потом уже откровенным образом сел перед ним в кресло и разговаривал с нами, находясь всё время в мимическом общении со своим отражением. В эти минуты ответы мне становились всего лишь репликами в сторону. Главный разговор был явно сосредоточен на диалоге Белого со своим двойником». 
Ольга Сконечная, написавшая статью, обратите внимание, о паранойяльной поэтике Андрея Белого, пишет об его романах: «Слежка, охота, погоня составляют их глубинный первичный сюжет. Белый сам возводил его к жанру мистерии, которую считал изотерической основой своих текстов, прикрываемый так называемой литературой - плотью характеров, любовной интригой, шпионскими играми и т.д. На сам деле, он запечатлевал в разных версиях единое космическое событие - снисхождение духа в тело. Встреча высшего «Я» с низшим «Я». Наконец, при уходе из жизни маленькое «Я» покидало тело и перерождалось в само тело. Здесь на переходе с неизбежностью вырастала фигура врага, пристально интересовавшая Белого. Враг противился претворению телесной и душевной субстанции в духовную, отслеживал движение духа, охотился за ним. Само преследование виделось художнику неким первосюжетом земной и космической жизни, и значит густой туман подозрительности, недоверия, умышленности, неслучайности, которая окутывает каждый его роман, необходимое отражение мистерийной сути бытия». Конец цитаты. 
Андрей Белый пытался найти столь модную у символистов инфернальную сторону бытия. Он пытался именовать врага. Главным образом именно враг его интересовал. И для всех окружающих, близких ему людей и как бы сказали бы сейчас, коллег по цеху, он становился безумным. Хотя, по всей видимости, он страдал не безумием, а именованием. Он совершенно искренне верил, что если он именует в своей душе какую-то сущность вместе с ее бесконечностью - как бесконечностью отрезка- то эта сущность фактически воплощается в реальности. 
Не само по себе имяславие, а вот это вот именование как раз лишенное имени Бога, именование как некоторый математический принцип, именование как принцип создания множеств, похоже, сводила поэта с ума. Но только ли одного поэта? Вот вопрос, который мучает меня, и ради которого я и затеял эти непростые передачи.

Музыка

«Колют ресницы. В груди прикипела слеза.
Чую без страху, что будет и будет гроза.
Кто-то чудной меня что-то торопит забыть.
Душно — и все-таки до смерти хочется жить.
С нар приподнявшись на первый раздавшийся звук,
Дико и сонно еще озираясь вокруг,
Так вот бушлатник шершавую песню поет
В час, как полоской заря над острогом встает
».
2 марта 1931


И, конечно же, собственно говоря, математическая школа после смерти проф. Егорова, в лице, в том числе в первую очередь Лузина, ощущала свою близость тем сам платоникам, о которых говорил Отец Яков. 
Плотин разработал, основываясь на сочинениях Платона, собственное сложнейшее мировоззрение. В его системе три главные составляющие - единое, ум и душа. Составной частью мировоззрения Плотина был вывод о том, что ум, созерцая единое, порождает формы, которые получая свои названия, служат основанием всякому сущему. Конечно, логика философа была ближе математику. То есть возникало как бы некоторое разделение именования. 
Возникали люди, возникали мыслители как-то очень параллельно с имяславием, как религиозной практикой. Возникали люди, которые действительно пытались использовать именование как магический акт, в том числе и в математике. Думаю, что все наши слушатели знают, что основой древней магии в первую очередь была математика. Я рассказывал в предыдущей программе о греческой гематрии и числовом значении имени Иисус. Разумеется, числовые значения носили и любые другие магические имена, в том числе магические имена, которыми пользовался Андрей Белый. Удивительным образом, но некая словесная магия раннего социализма тоже очень часто была построена на этих магических именах. 
Впрочем, вот что сказала об имяславии наша радиослушательница Ирина: «Здравствуйте, меня зовут Ирина. Тема сложная и надо непременно думать. И думать над разными сторонами этого феномена. Не забывая при этом, что речь идёт о христианстве, о православном христианстве, которое корнями своими уходит в византийскую культуру и ещё глубже – в культуру античной Греции и в частности к идеализму Платона. Имяславие можно разделять или нет. Но понять можно только разбираясь в первоисточниках. Имяславие говорит о природе познания - познания молитвенного, познания богословского, познания философского. И все споры и дискуссии, возникшие вокруг молитвенной практики афонских монахов, велись о возможности познания, о его природе, о том, что познаётся и как. И как наибольшая полнота познания и мыслилась как познание Бога, через непрестанное повторение Его Имени. Именно вокруг этого и возникли споры. Возможно ли это, можно ли это, не ересь ли, не соблазн? Так утверждали имяборцы. И в ответ защитники имяславия ставили вопросы: а если не возможно, то возможно ли познание вообще? 
Формула имяславия проста: “Имя Божие есть Сам Бог”.
… но практика ее постижения сложна невероятно, потому что … “но Бог не есть ни имя Его, ни Самое Имя Его”
И понять это гораздо проще, чем осуществить. Чтобы имя стало дверью к Богу, надо очистить это Имя от личностных, привнесенных в него собственных индивидуальных примесей. И в этом сложнейшая трудность молитвенной практики. Хотя если вдуматься: а есть ли смысл молиться по иному?
Имяславие восходит к платонизму. Оно разделяет сущее, сущность и явленное, явление, энергию. Разделяет, но не отделяет их друг от друга. Именно по явлению, проявлению можно проникнуть в сущее, к сущности. Так считают имяславцы. Два глобальных вопроса составляют основу сомнения в таком утверждении: а действительно ли возможно это?... и как такое возможно?…

Умное делание – это одновременное соединение Имени Божьего и в уме, и в сердце. Так мне рассказывал об этой молитве в детстве дед. 
Любое слово обладает семемой, душой, так ее называл отец Павел Флоренский. Эта семема, душа слова, индивидуальна. Мы наполняем ее своим значением, своим смысловым оттенком. Мы привносим туда собственные примеси, собственные напластования.
Подмена подлинной сущности собственными привнесенными примесями и есть кумирство, если эти примеси обожествляются или выдаются за абсолютную истину, или же это есть собственная индивидуальная сущность,… всего лишь акт самопроявления, но не акт познания. Значит ли это, что о сути постигаемого нельзя понять по ощущаемому внутреннему отклику на имя или наименование того, к чему устремлен интерес, а еще глубже, любовь души? Вот здесь и появляется диалектика мышления.
Цитата из работы Павла Флоренского «Мысль и язык»:

«Диалектик — тот, кто опирает свой ум на смысл постигаемой им реальности — на Λ?γος τη?ς ο?σ?ας, что вместе с тем должно переводить и: “слово реальности”. Самый ум живет, лишь опираясь на объективный, вне его сущий разум реальности, а без этой опоры мертвеет и перестает быть умом. Но что значит “представить это основание, этот смысл, это слово реальности, себе и другим?” — Назвать его, т. е. дать ему имя и возвестить названное, — мысль особенно убедительная по-гречески, где Λ?γος значит и содержание мысли, и выражение мысли одновременно. » Конец цитаты. Непрестанное повторение Имени Божьего – это диалектическая попытка ума энергетически, синэнергетически, резонансно встать, опереться на реальность сущего, существующего, выкинув из своего ума индивидуальные, личные напластования на это Имя. Это очень аскетический молитвенный подвиг, это очень строгий подход к себе. Без строгого внутреннего аскетизма подобная практика невозможна. Как невозможно вообще никакое познание без глубокой сосредоточенной концентрации на объекте познания, без вопрошающего текучего диалектического повторения, без одновременного живого соединения мысли и чувства, ума и сердца, души и разума. Без этого не рождается крик: Эврика, без этого не открывается дверь к Богу.
Для меня имяславие,… пока только через философию Флоренского (я читаю и его другие работы, посвященные живописи, лингвистики, мышлению, символизму,… не могу оторваться,… спасибо Вам, Александр Геннадиевич за эту тему. Философия Флоренского помогает проникать в природу образа и символа, природу понимания, превращение субъективного в объективное, отделение постижения реального от иллюзорного. Мы ведь сами творим язык иллюзий и отделяем его от реальности и запутываемся в нем окончательно. И иллюзорное бытие заменяет нам бытие реальное. А разобраться в себе может только сам человек. В том числе не обязательно разделяя, но непременно пытаясь понять философов имяславцев.
Спасибо. До свидания
».

А ещё отец Павел Флоренский и постригшийся в имяславие уже после революции священник катакомбной церкви Алексей Федорович Лосев и его жена, в общем-то, остались последними русскими советскими философами немарксистского и нематериалистического толка. А ещё отец Павел занимался множеством других наук и ходил на заседание реввоенсовета ещё в середине 20-х годов в белой рясе, - на что Троцкий с возмущением спрашивал у окружающих: «что это и как это вообще оказалось возможно». Но оказалось возможным. Что такое есть не в имяславии, а в именовании, что приводит к безумию? Отец Яков в прошлой передаче тоже говорил, что иногда заметные в монастырях имяславцы производят впечатление безумцев оторванных от некоторой духовной общности монастыря. Я думаю, что это та самая претензия на магизм. Вот когда Павел Флоренский писал о необходимости выкинуть индивидуальность - просто в этой сегодняшней передаче это звучало как претензия на магизм. Обрести с помощью божественного имени некоторую магическую власть. Вот что может свести с ума, а не медитация сама по себе на божественном имени, поскольку в ней человек автоматически теряет себя, растворяясь в божественной сущности. И как писал Алексей Федорович Лосев, у него «при этом повышается мудрость». Самое интересное, что Лосев писал это о музыке, а вовсе не о имяславии. Но для него - величайшего знатока античной философии, как мне думается, и почти дословно иногда совпадает в его работах с работами отца Павла Флоренского, для него музыка (классическая, разумеется, музыка) и взаимодействие с ней сердца была вариантом имяславия. Как для Мандельштама, стихи которого вы сегодня слушаете в музыкальных паузах, таковой была стихия стиха. Помните, я еще раз повторю, что я рассказывал в прошлой передаче, что число 888 которое означает имя Иисус по греческой гематрии, ничего еретического или криминального в этом нет. Об этом писал еще святой Ириней Лионский и многие другие отцы церкви, обозначает, в том числе, завершенную музыкальную гармонию. Когда Лосев писал о музыке, он продолжал славить имяславие. В ней и в нём человек сливается с некоторым единством и мудрость его нарастает. Теряя себя и сливаясь с Единым, он обретает силу жить. Слияние с единым требует любви, не только магического звучания имени, но и любви к этому образу, Богу и человеку, который стоит за этим именем. Поскольку искренняя любовь убирает из души человеческой тот самый магизм, ту самую попытку именовать несуществующие сущности, которая ведет к безумию, и в которую уперлись мы все, выслушивая трескучие гипнотизирующие слова с высоких трибун. Сколько ненужных сущностей мы породили магическим путем. Вот об этом мне бы хотелось, чтобы задумались слушатели нашей передачи. Спасибо что вы выслушали эту сложную тему.

Музыка

«За гремучую доблесть грядущих веков,
За высокое племя людей
Я лишился и чаши на пире отцов,
И веселья, и чести своей.
Мне на плечи кидается век-волкодав,
Но не волк я по крови своей,
Запихай меня лучше, как шапку, в рукав
Жаркой шубы сибирских степей.

Чтоб не видеть ни труса, ни хлипкой грязцы,
Ни кровавых кровей в колесе,
Чтоб сияли всю ночь голубые песцы
Мне в своей первобытной красе,

Уведи меня в ночь, где течет Енисей
И сосна до звезды достает,
Потому что не волк я по крови своей
И меня только равный убьет
».


***
22 июня день тесно связанный с понятием Родина или патриотизм, но я предлагаю поговорить на очень банальную тему: давайте обсудим, а что мешает нашим командам и в частности нашей сборной по футболу побеждать? Почему проигрывают наши сборные, каковы психологические причины этого?
17.12.2017 Выложен тренинг "Умение понимать другого человека", который ранее нигде не публиковался...
11.03.2017 Существенно улучшилось качество звучания в тренинге "Божественная комедия".
Те, кто скопировал и хранит этот тренинг у себя, - можете обновить свою копию...
25.01.2017 Полностью обновлён тренинг "Поваренная книга магии". Главное - теперь вы можете узнать, о чём он (появилось содержание) :)
14.01.2017 Впервые выложен "Разноцветный тренинг"!
27.10.2016 Большое пополнение бесед за 2007 год!
Добавилось более 100 передач, которые раньше не выкладывались.
А качество выложенных ранее передач за 2007 год заметно возросло.
01.06.2013

Большое пополнение бесед за период 20.02.2006 - 29.12.2006.

Из них 39 передач перезалиты с лучшим качеством, остальные 49 выложены впервые.

04.09.2011

Алексей Попов завершил работу над тренингом "Уроки с Катей -2 — Парижская история, или Языческие корни";
на данном сайте впервые выложена качественная аудиоверсия тренинга (в стереозвуке)

27.06.2011

запущена тестовая версия.

23.06.2011

старт проекта.