войти

«2012.10.10 Психическое здоровье и Запреты»

Расшифровки передач

Расшифровка — это текстовая версия передачи.

Вы можете оказать неоценимую помощь программе «Серебряные нити», если сделаете расшифровку этой и других передач. Расшифровки позволяют другим людям быстро знакомиться с передачами, находить передачи через поисковые системы, а также становятся основой для книг, выпускаемых автором передач.

Чтобы сделать новую расшифровку, нужно:

  • зарегистрироваться на форуме «Серебряные нити».
    (для регистрации пройдите по ссылке:
    http://www.serebniti.ru/forum/ucp.php?mode=register)
  • используя логин и пароль форума, войти здесь под ними
    (для этого нажмите на значок «ключик» (значок логина) в правом верхнем углу сайта).

Теперь Вы можете создавать новые расшифровки и редактировать уже написанные!
(для этого пользуйтесь значками (создание текста и редактирование текста), находящимися справа от каждой аудиозаписи)

Доброй ночи. Доброй ночи всем, кто слушает программу «Серебряные нити». Ну что ж, сегодня очередной глас вопиющего в пустыне… Ну, честно. Сегодня день психического здоровья. Я не знаю, поздравлять ли себя с этим праздником, поскольку это один из наших профессиональных праздников, разумеется. А кто не слышал нашу программу никогда, напомню, что я психиатр и ведущий программы «Серебряные нити». Александр Данилин меня зовут.
Каждый считает по-разному, откуда берутся стремительный, в общем, стремительный – на 13% за год рост психической инвалидности в стране. А я вот думаю, что уровень психической заболеваемости держится за счёт запретов. Ну, правда!
Конечно, вообще государство и законы, это такая структура, такой аппарат, сам по себе изначально запретительный, но законы мы с вами обсуждать не будем. Мы их будем свято выполнять.
А вот обсудить мне бы хотелось само по себе тенденцию страны и её жителей, - тенденцию, между прочим, чисто психологическую - в день психического здоровья.

Запрещать любую проблему, которая по каким-то причинам, в том числе, и причинам, возникшим совсем недавно, нам не нравится. Ну, например, есть такой общераспространённый взгляд на вещи. Вот, в стране столько пьют, что давайте просто возьмём и запретим пьянство или алкоголь. И как будет хорошо – все мужики пить перестанут! Или вот, например, если семья не может запретить ребёнку смотреть телевизор, а очень хочет, ну, так хочет запретить смотреть! - то тогда может быть лучше сделать так, чтобы ребёнку государство запретило смотреть телевизор. И по этому самому ящику запретило показывать всякие нехорошие с нашей точки зрения вещи, которые ребёнку смотреть нельзя.
У нас в стране время от времени случаются войны, самые настоящие войны. Это войны за то, кто будет обладать правом на запрет. Ну, например, даже не хочется поминать всуе просто «Pussy riot», как-бы, разделили страну на верующих и атеистов. Я не про самих, ни в коем случае не хочу возвращаться к этой теме про девушек. Я про то, что атеисты решили, что они могут запрещать церковь верующих. А церковь верующих в свою очередь, пришли к выводу, что они имеют право и благословение Божие на то, чтобы запретить атеистам существование. 
Как только появляется государственный закон о, скажем, борьбе с курением, общество снова разделяется на враждующие стороны. И некурящие начинают просто забывать о том, что курящие тоже люди. А курящие люди начинают курить в лицо некурящим, и курить демонстративно, поскольку это становится чуть ли не поступком борца за свободу, такого. И снова две половины человечества – курящие и некурящие пытаются запретить друг друга. 

Мне кажется, что отсутствие другого какого-то способа борьбы с нашими проблемами, в том числе и социальными, в общем, приводит к безумию. Потому что чем больше человек чувствует себя в структуре запретов, в клетке, состоящей из законов, запрещающих что-либо, тем больше возрастает внутреннее напряжение. Курить – нельзя, пить – нельзя, боевик по телевизору – смотреть нельзя, но только разве что посередине ночи… Как-бы, секс как-то нехорошо, если ты христианин, нехорошо… Со своей женой и в одной позе. В общем, а напряжение то куда девать?
И, между прочим, я упрощаю пока. Но это самый настоящий механизм формирования безумия. Вот это внутреннее напряжение, которое решительно некуда деть. Поскольку, ну, не знаю когда у нас в стране будут у большинства населения деньги на разрешённые удовольствия. Скажем, вот сегодня спорт для детей, для тех же детей, занятие в высшей степени дорогое, и в общем, для огромного большинства семей не запретное, нет, но невозможное. Вот хочет ребёнок заниматься теннисом, да не может. Потому что дорогое это удовольствие для семьи.

Согласны ли вы с тем, что всё вредное или всё, что нам кажется вредным, необходимо запрещать, дорогие радиослушатели? А если не согласны, то тогда, может быть, вы сможете нам подсказать, чего же всё-таки делать? И вообще существует какая-то альтернатива всему этому? Или нет?
Как вы относитесь к политике запретов и психологии, которая требует всех и всё запрещать, - к нашей, отечественной психологии. И как вы считаете, в конечном итоге, вот, скажем, закон о защите детей от вредной их здоровью информации, - он сейчас на первом этапе его осуществления как-то работает? И вообще, нужно запрещать вот эту самуювредную информацию, с вашей точки зрения, или нет?

С музыкой очень сложно по этой теме, или не очень сложно, поскольку она – один из способов освобождения. Поэтому, наверно, стоит послушать, ну, скажем, певицу из страны, в которой совсем недавно вся жизнь держалась на одних сплошных запретах. Я вспоминаю социалистический Вьетнам, и одну из певиц, которая вышла из этой страны.


Музыка.


Я думаю, что самым главным врагом русского народа был Корней Иванович Чуковский, который в 30-х годах, когда, вы сами понимаете, большая часть информации вообще находилась под запретом… У нас и до сих пор есть множество радиослушателей, которые считают, что годы, когда миллионы сидели в лагерях и были самыми светлыми и самыми лучшими годами нашего государства. Ну, в общем, наверно оттуда, из тех лет весь этот принцип тотального запрета и идёт. Так вот, тогда Корней Иванович писал в дневнике, в своей «Чукоккале» знаменитой, сейчас уж не стану о ней рассказывать. Он писал, что детям нужен злой Бармалей. Потому что если им даже в стихах и книжках не давать Бармалея, и не писать вот этого: «и он начал рвать его, и кромсать его, и копытами бить его», то если вы вчитаетесь в сказки Чуковского, их надо срочно запретить, потому что они построены сознательно. Корней Иванович считал, что если вот этих элементов жестокости, с которой человек внутренне может бороться, не будет существовать совсем в литературе, то вырастет импотентное поколение, не способное сражаться, сражаться с жизнью. И так как мы все, и в те годы тоже, росли на сказках Чуковского, то очень может быть, они незаметно всё-таки помогли нам справиться с войной, и вообще с той жестокостью, с которой советский то человек очень много сталкивался в жизни.

Стоит ли запрещать, ну например, наш любимый мультфильм детства «Ну, погоди!»? Он рождал желание подражать волку, или всё-таки этакую насмешку и внутренний протест против хулиганства, - надежду на то, что даже хулиган в душе своей простодушен и добр. И вообще, я и говорил, и писал об этом, ну, я думаю, что это бесполезно. Но всё-таки скажу ещё раз. Понимаете, какая проблема. Можно, конечно - мы ни в коем случае не против законов, ещё раз повторяю я - конечно можно запретить любое кино, ввести тайную или явную цензуру. Но понимаете какая штука, весь цирк и вся проблема заключается в том, что для того, чтобы всё это ввести, нужно сначала издать такую настольную книгу, гроссбух, в котором перечислить – кино, СМИ, полезные для психического здоровья детей. И предложить принципы этой самой полезности. И каждому родителю такой источник вот этой самой полезной для детей информации вручить. 

Я никак не могу понять, если мы не можем договориться - ни психологи, ни педагоги - какой же род информации детям полезен, где мы возьмём основание, чтобы судить о вредной информации? Или, простите, пожалуйста, вот это и есть психологическая особенность, о которой я пытаюсь рассказать. О полезном мы думать не умеем, а о вредном - всегда пожалуйста и с удовольствием. Но вот если вы задумаетесь, то поймёте, если это так, и мы умеем думать только о вредном, то тогда у нас вообще, и в СМИ, и в жизни, и на улице окажется гораздо больше врагов, чем друзей. Вот ведь на чём человек сосредотачивает своё внимание, ровно то он в жизни и находит. Это принцип психиатрии. Если ты сконцентрировался, у тебя образовалась в нервной системе доминанта поиска врага, ты его будешь видеть на каждом шагу. Вам не кажется, что эта проблема - сегодня главная проблема психического здоровья?

А.Г.: Здравствуйте, Владислав.
Владислав: Здравствуйте, г-н Данилин. Я бы хотел сказать своё мнение, что конечно запрет это не панацея от всего того плохого, что происходит в нашей жизни. Потому что в истории немало примеров, когда эти запреты они обходились. То есть, совершенно никакого действия не давали.
А.Г.: Простите, вам сколько лет?
Владислав: 28.
А.Г.: Ну, вот у меня старший-то немножко постарше вас, у него спрашивать бесполезно, а младшему 15. Так вот он, не читая никаких анекдотов на анекдоте.ру, он мне радостно сообщил, что вот по этим циферкам на экране теперь у них в школе младшие школьники с удовольствием определяют - чего интересно смотреть по телевизору, а чего нет. И это же есть вещи, которые просты и очевидны. Ну, например, открываете учебник психологии или педагогики, или психиатрии, - чего хотите. Там написано: главная реакция подросткового возраста – это реакция протеста. Послушай, что скажет мама… Я почему спросил про ваш возраст, потому что вы должны это помнить. У меня это было давно. У вас относительно недавно. Послушай, что скажет мама, - и сделай наоборот.
Вот законодатель, или мы с вами должны эту особенность молодого человека учитывать? Или ну её нафиг, психологию? Просто всё запретим, и всё. Простите, что вас перебил, ради Бога.
Владислав: Ну, законодатели вряд ли что-то могут учесть в этом вопросе. Тут скорее дело вообще в обществе. То есть, общество, как-бы, должно внушать ценности определённые, которые не позволят детям в дальнейшей жизни сделать что-то неправильно.
А.Г.: Владислав, это вот что значит «ценности»? - с точки зрения телевизора, интернета или т.д…
Владислав: Ценности это…
А.Г.: …для подростка, для молодого человека, сегодня, реально…
Владислав: Ценности, конечно, сейчас они очень втоптаны в грязь, можно сказать. Но он просто должен думать о будущем.
А.Г.: Владислав, я ведь хочу сказать, простите ещё раз, извините, что я не отпускаю вас из эфира, мне просто хочется, чтобы вы или как-то поддержали меня в своих ощущениях, или отвергли. Поскольку, вот понимаете какая штука, мне кажется, что всё очень просто, и всё можно определить. В действительности, единственная ценность информации, которая есть сегодня, заключается в том, что молодому человеку было интересно. Ну, интересно.
Владислав: Не только молодому.
А.Г.: Да, наверно. Но мы сейчас ведь про детей, вот я про закон о защите детей от средств массовой информации. Я хотел сказать, что и тут же возникает представление о том, что делать. Единственный способ это какие-то общечеловеческие, религиозные, любые другие ценности. Они нуждаются в том, чтобы быть вложенными в интересную ребёнку или подростку форму. Это задача родителей, это задача теле-радиорежиссёров. Вы обратили внимание, у нас практически, ну, за исключением каких-то мультфильмов, которые я сейчас не хочу обсуждать, у нас практически исчезло детское кино. Это, понимаете, настолько очевидная мысль, что можно от неё отказываться только сознательно. То есть, это что-то получается вроде признания, например, тех же средств массовой информации в следующем, или скажем, законодателя. Просто признания в том, что мы ничего интересного сделать не можем, ну, не можем, не умеем. И финансировать ничего интересного не знаем как. Поэтому давайте всё запретим.
Владислав: Я думаю, тут много упирается в деньги. Потому что мораль и нравственность они как-бы всегда были вне этого денежного поля. А сейчас в погоне за рейтингами эти свойства не нужны никому, вот в чём дело.
А.Г.: Понимаете какая ситуация, вот если выходит закон, то очищается, как-бы, некоторое поле, да? В этом поле, казалось бы, делая интересный материал, можно же добиться рейтинга. Но весь вопрос в том, что никто же этого не хочет. Творцы разучились. Ведь проблема то всегда, конечно, не в законах. Что с ними сделаешь? Они приняты, их надо выполнять. Проблема всегда в нас. Потому что это начинается с того, буквально с самых элементарных вещей. Например, умеют ли современные родители играть со своими детьми в интересные настольные игры? Не умеют они играть с ними в настольные игры, - всё. Значит, надо…
Владислав: Наверно, у них нет времени на это.
А.Г.: Понимаете какая штука. Вот я всегда считаю так: было бы желание – время найдётся. Проблема в том, что свободное время и родители, и дети сидят в своём интернете. Теперь вот завтра мы запретим youtube, мы запретим социальные сети, в которых они сидят. И знаете что произойдёт? Мы окажемся в пустоте и в массовых психических заболеваниях. Потому что вот это время, которое якобы занято, физически будет некуда деть. Душе человеческой нужно куда-то себя деть, к чему-то приложить. Чем-то себя занять. Даже простите меня водка, те де самые наркотики – это способ человека занять душу. Да, плохой. Да, чрезвычайно опасный. Но если мы пытаемся это отнять, - дело не в том, что надо это каким-то образом отобрать. То есть, что не нужно это запрещать - нет, нужно, конечно. И вообще, я не собираюсь сегодня спорить с законами. Я пытаюсь объяснить следующее: Отнять мало. Надо сказать, - вот я заберу эту игрушку, вот эту тятьку твою, которую ты всё время сосёшь, - бутылку с водкой. А вместо неё – на тебе другую тятьку – вот тебе развлечение, вот тебе чем занять свободное время. Вот давай, ты не умеешь, давай я тебя научу. Эта попытка тоже, кстати говоря, сразу не удастся. Мгновенная замена невозможна. Только можно один наркотик на другой менять всё время. Но хотя бы такая тенденция должна быть, хотя бы понимание этого вопроса.
Спасибо большое, Владислав.


Никого нет в эфире… Я увлёкся, простите меня ради Бога, очень долго говорил.
Сложно это. Но, в общем, рано или поздно мы же с вами эти вещи хоть каким-то образом должны научиться понимать. Поскольку только в день психического здоровья я тоже решаюсь об этом говорить.
Сегодня говорят: главное психическое заболевание в мире это депрессия. Мы попробуем с вами вернуться к этой теме, (мы не раз её обсуждали, но очень давно) поговорить о депрессиях в следующей передаче. Но ведь, простите, чувство человеческой нереализованности, неудовлетворённости и ненужности в мире, это же и есть депрессия. А мы пытаемся её лечить химическими веществами. То есть, практически теми же наркотиками, только официально разрешёнными. Поскольку, ну чем радикально отличается понятие наркотик от понятия психотропное лекарственное вещество? Ну, в общем, отличается только юридически. А средств помочь человеку самому преодолеть депрессии, как-то найти себя, как-то реализоваться, в конце концов, как-то высказаться – мы не оставили практически вообще. Но вот только разве что музыка. Ну, впрочем, всякие разные каналы для свободного скачивания этой самой музыки, мы же тоже, если я не ошибаюсь, постепенно запрещаем. Правда? А деньги на покупку лицензионной музыки, в общем, увы, в нашей стране есть далеко не у всех. По этому поводу, ведь главный вопрос заключается в том, будем мы об этом думать или нет. 
Ну вот как… как думают вьетнамцы…


Музыка.



Ну что ж, о запретах мы продолжаем разговор. И это как всегда глас вопиющего в эфире. 
А.Г.: Здравствуйте, Наталья. 
Наталья: Добрый вечер, Александр Геннадиевич. Недавно слышала объявление о концерте, по-моему, в консерваторском каком-то зале. Там была пометка, что «детям от 6 лет». Это очень…
А.Г.: Вот я сегодня узнал, что Ка?рмина Бура?на Карла Орфа только от 16 лет, моложе слушать нельзя, вот так.
Наталья: Ну, всё это конечно выглядит каким-то таким странным формализмом или иногда отдаёт мракобесием, потому что всякие запреты уже были. Я тоже уже давно живу на свете, у меня двое взрослых детей и маленькая внучка. И я помню, как в литературной газете была смешная публикация, тогда были гонения на Карлсона, который живёт на крыше..
А.Г.: Да, да. На него тоже были гонения, я помню.
Наталья: И он очень смешно там отвечал, и подписывался – Карлсон, эсквайр. 
А.Г.: Так точно. Спасибо большое, Наталья.

Я хочу сказать, что вообще, вы только вслушайтесь, я очень благодарен советским запретам. Потому что благодаря запрету на религиозную литературу, я прочёл всю русскую религиозную философию и огромное количество русского богословия. Благодаря запрету на джаз, я собрал коллекцию джаза, которую вы слушаете уже 9 лет. В общем, короче говоря, если бы не было этих запретов, не было бы такого лютого моего интереса к этой культуре. Вот об этом мы почему-то забываем, хотя это наш собственный опыт, опыт нашей страны, опыт нашей жизни.

А.Г.: Здравствуйте, Надежда Ивановна.
Надежда Ивановна: Добрый вечер. Александр Геннадиевич, во-первых, позвольте поздравить Вас с вашим профессиональным праздником
А.Г.: Спасибо)))
Надежда Ивановна: В своё время я обращалась к психотерапевтам, к талантливым. И я им очень благодарна за оказанную мне помощь. И мне кажется, сейчас вот ваша профессия, ну, может быть, после учителя, на первом месте, или их можно уравнять даже. Потому что так складывается наше общество, что действительно душа притесняется всё плотнее и плотнее.
А.Г.: Надежда Ивановна, можно я ещё вот по поводу притеснения души. Я с вашего позволения воспользуюсь вашим временем в эфире, а то к концу оно бежит. Я хотел сказать, что Гре?гори Бе?йтсон, американский психиатр очень известный, его группа, которая известна под названием «группа Пало-Альто» (В Пало-Альто, Калифорния, разработана «double-bind»-теория) когда-то описала психологический механизм заболевания шизофренией. Этот психологический механизм они назвали «double-bind» - двойной зажим. Суть двойного зажима заключается в том, что родитель одновременно от маленького ребёнка требует абсолютного подчинения, то есть создаёт систему запретов. Но точно также одновременно он хочет от него чего-то совершенно другого. Ну, например, он запрещает ему всё: выходить на улицу, смотреть телевизор, играть в компьютер и т.д. Но хочет от него самостоятельности при этом. То есть, он говорит одно, а делает совершенно другое, и требует от ребёнка совершенно другого. В результате, считала «группа Пало-Альто», ребёнок сходит с ума. Так вот, я когда ещё читал в 70-х годах первые тогда с трудом достававшиеся переводы Гре?гори Бе?йтсона, я думал, что мы делаем всегда то же самое в государственных масштабах. Да, помните, ещё Жванецкий вот это говорил замечательное, - что охраняем, то и воруем. Что запрещаем, тем получаем право пользоваться. Да? Запрещаем курить сами – никто не курит, а мы курим с особенным удовольствием… И это вот настолько наше, что сходим-то мы с ума именно от этого. Понимаете? Мы боремся с курением, сами считаем: раз я борец с курением, я могу точно курить.
Надежда Ивановна: Вы знаете, Александр Геннадиевич, вот из опыта мамы, бабушки, учителя, - когда воспитывала своих детей у меня на каждое «нельзя» было «а вот это можно». 
А.Г.: Вот!
Надежда Ивановна: И пока они маленькие… они прислушивались – вот это нельзя, зато вот это можно. И когда «это можно» оказывалось гораздо интереснее, чем «это нельзя», то постепенно они на меня смотрели уже как на друга. Как на советчика, прислушивались к моим советам. А потом они учились выбирать
А.Г.: Спасибо большое, Надежда Ивановна.

Да! То, что знает Надежда Ивановна, учитель из города Ухты, не знает никто больше в мире! Ни правительство, ни психологи, ни психиатры, ни государство. Это страшная тайна. Не говорите никому, Надежда Ивановна. Они же этого всё равно не понимают. Или прикидываются, что вообще ничего не способны понять. Ну нельзя победить американское кино запретом, - его будут смотреть тайком, возникнет нелегальный бизнес этого кино. Победить американское кино, всё время я повторяю, можно только одним способом, - сняв кино ещё интереснее. Иначе не победишь сайты интернета, - другой век сегодня. Можно сделать только ресурс, который интереснее. 
Запреты возникают только от психологической импотенции души, от её неспособности совершить ну хоть какой-нибудь творческий поступок и что-то сделать. Это то, о чем мы с вами из раза в раз говорим в передаче. Такое впечатление, что мы хотим отменить подростковую психологию. Я же не выступаю, например, против запрета курения. Но ведь никотин – это психотропное вещество. Он нужен человеку, чтобы как-то успокоиться на бегу, снять недовольство, переключить своё внимание. Он вреден, и это значит, что мы, запрещая курить, должны давать человеку какие-то средства успокоиться набегу. Вот ведь о чём всего лишь идёт разговор. Но чем меньше вот этих мелких возможностей остаться наедине с собой, как-то успокоиться, тем больше сходит с ума общество. Тем труднее справлять день психического здоровья.

И конечно, я не могу остановиться на этом, и раз уж объявлено, что самой страшной нашей болезнью является депрессия, давайте вернёмся к ней и поговорим о том, какими же именно депрессиями болеет 450 миллионов человек в мире, и что сегодня мы называем массовым заболеванием депрессией. А осенью это особенно важно…

Спасибо, что были вместе с нами. Спокойной ночи.

Музыка.
17.12.2017 Выложен тренинг "Умение понимать другого человека", который ранее нигде не публиковался...
11.03.2017 Существенно улучшилось качество звучания в тренинге "Божественная комедия".
Те, кто скопировал и хранит этот тренинг у себя, - можете обновить свою копию...
25.01.2017 Полностью обновлён тренинг "Поваренная книга магии". Главное - теперь вы можете узнать, о чём он (появилось содержание) :)
14.01.2017 Впервые выложен "Разноцветный тренинг"!
27.10.2016 Большое пополнение бесед за 2007 год!
Добавилось более 100 передач, которые раньше не выкладывались.
А качество выложенных ранее передач за 2007 год заметно возросло.
01.06.2013

Большое пополнение бесед за период 20.02.2006 - 29.12.2006.

Из них 39 передач перезалиты с лучшим качеством, остальные 49 выложены впервые.

04.09.2011

Алексей Попов завершил работу над тренингом "Уроки с Катей -2 — Парижская история, или Языческие корни";
на данном сайте впервые выложена качественная аудиоверсия тренинга (в стереозвуке)

27.06.2011

запущена тестовая версия.

23.06.2011

старт проекта.