войти

«Типология личности 16»

музыка:

00:08: Krystian Zimerman (фортепиано), Anne-Sophie Mutter (скрипка), "BBC Symphony Orchestra", Витольд Лютославский (дирижёр) - Concerto for Piano and Orchestra: I. ca. 110 - attacca;

00:28: Gary Peacock, Jan Garbarek, Tomasz Stanko, Jack DeJohnette - Legends;

00:41: Gary Peacock, Jan Garbarek, Tomasz Stanko, Jack DeJohnette - Allegory.

Расшифровки передач

Расшифровка — это текстовая версия передачи.

Вы можете оказать неоценимую помощь программе «Серебряные нити», если сделаете расшифровку этой и других передач. Расшифровки позволяют другим людям быстро знакомиться с передачами, находить передачи через поисковые системы, а также становятся основой для книг, выпускаемых автором передач.

Чтобы сделать новую расшифровку, нужно:

  • зарегистрироваться на форуме «Серебряные нити».
    (для регистрации пройдите по ссылке:
    http://www.serebniti.ru/forum/ucp.php?mode=register)
  • используя логин и пароль форума, войти здесь под ними
    (для этого нажмите на значок «ключик» (значок логина) в правом верхнем углу сайта).

Теперь Вы можете создавать новые расшифровки и редактировать уже написанные!
(для этого пользуйтесь значками (создание текста и редактирование текста), находящимися справа от каждой аудиозаписи)

Доброй ночи. Доброй ночи всем, кто слушает наш радиотеатр фантазий. Правда в последних программах мы все больше рассуждаем, но наверно, есть на свете вещи, которые нам нужно учиться понимать, чувствовать или как-то по своему выражать. Говорили мы, говорили и договорились, как вы знаете до паранойяльного бреда. Но ведь действительно, паранойяльный бред это тупик логических рассуждений для того, чтобы войти во врата пятой чакры. Может быть, стоит как-то получше почувствовать эти самые наши тупики.

Людвиг Витгенштейн написал философский трактат, который представляет из себя философскую песнь паранойяльному бреду. В этом трактате имеется одна главная мысль, она же посылка — все что может быть сказано, должно быть сказано, а о чем невозможно говорить, о том следует молчать. И вокруг этой мысли, которая конечно и сама по себе является спорной, и надо отдать должное Витгенштейну, она была впоследствии опровергнута им самим, вот вокруг этой мысли закручивается дальнейшая фабула трактата «Учение о взаимном соответствии предметов, положений, вещей, фактов с одной стороны и имен, названий предметов с другой стороны». Не буду вас погружать в логический трактат Витгенштейна, поскольку на самом деле словесный тупик заключается в том, что в сущности любой объект может быть назван любым именем. Можно сказать, что на этом, например, строится вся поэзия. Вот скажем, помните Ахматову? Она говорит в сущности, что стихи это все что угодно: это выжимки бессонницы, это свеч кривых нагар, это сотен белых звонниц первый утренний удар, это теплый подоконник под черниговской луной, это пчелы, это донник, это пыль и мрак и зной. Именно этой особенностью языка, его перенасыщенностью всевозможными значениями и пользуется больной, страдающий паранойяльным бредом. Любой признак поведения собственной жены может быть подведен им под его собственную логическую концепцию, почти точно так же, как это делает философ Витгенштейн.

Игра в слова стала главной игрой нашей культуры и главной проблемой стала проблема упаковки в голове всевозможной информации. Мозг человеческий, это научный факт, может вмещать в себя все тайны мира, но может быть это проблема не для ума. А главная задача нашей культуры заключается в том, чтобы упаковать мозг ребенка различной информацией так, чтобы ни один компьютер не сравнился. Главное, что мы ценим в человеке это память. Человек ценится по количеству информации, которая вколочена в его несчастную голову. Он ценится не по своей уникальности, не по индивидуальности. Он ценится просто по своей памяти. Ведь экзамены в сущности это просто оценка памяти. А то, что мы сейчас с вами выйдем с экзаменационной сессии, встряхнем головой и знания вытекут у нас из ушей иногда даже слышен шум того, как они вытекают, это не имеет никакого значения, это все ерунда. Лицемерие нашей обучающей системы заключается в том, что нам ставится оценка за то, сколько времени мы просидели, сколько имен заучили. Это очень импонирует преподавателю, то что его предмет выучен.

Но, наверно каждый из нас это понимает, этой переполненностью информацией перекрываются какие-то врата, какая-то дорога. Мы не знаем, как она правильно называется. Может быть это дорога к нашей уникальности или нашему развитию, смыслу нашей жизни, целостности, чистоте? Ведь именно так называется пятая чакра. Однако, в самом начале своего пути эта самая единственная ценность память прикрепляет человека булавкой к стене как бабочку в огромной и бесконечной коллекции культуры. Теперь он будет бежать за толпой, чтобы не дай Бог не отстать, чтобы не дай Бог у него в голове было не меньшее количество информации, чем у окружающих. Он думает о том, что накопление этой самой информации позволит ему блистательно осуществить себя в мире, проявить собственные амбиции.

Путь в котором ценится только само по себе накопление знаний в русском языке называется путем интеллигенции, и слово это само по себе уникально, поскольку похожий смысл оно имеет ну наверно только в польском языке. Слово интеллигенция является самобытным феноменом русской культуры. В реальности сегодня мы называем интеллигентом человека, накопившего максимум информации по какому либо предмету. Может быть, именно поэтому для сегодняшних музыкальных пауз я выбрал замечательного польского дирижера и композитора Витольда Лютославского. Мне почему-то кажется, что вся его музыка отражает поиск человеком знания и тупики этого самого знания. Впрочем, так считает и сам Витольд Лютославский.

 

Музыка

 

Для того, чтобы рассуждать об интеллигенции, нам надо ответить на один тайный вопрос русской культуры. Этот вопрос заключается в том, почему же русские не любят русских? Я не буду всего этого уточнять и рассказывать о том, как оказываясь за границей своих государств иностранцы - итальянцы, французы, немцы ищут общества друг друга, а русские ищут общества иностранцев. Я не буду говорить о том, что мнения иностранных специалистов и по сей день считаются в нашей стране наиболее авторитетными. Я говорю о том странном внутреннем чувстве, казалось бы не имеющем никакого отношения ни к каким чакрам, которое заключается в том, что вот эта самая чистота или эти самые врата познания они в любом случае принадлежат не нам. Они хранятся где-то там, в той метафизической области, которую мы привычно именуем заграницей.

"Да он грустит во дни невзгоды,

родному голосу внемля,

что на два разные народы

распалась русская земля."

Не очень понятные строки графа Алексея Константиновича Толстого. Если американец встречаясь со старинным знакомым смотрел в первую очередь не на него самого, а на его машину, то русский человек 17-18-го веков столь же последовательно встретив старого друга приятеля в первую очередь интересовался его рангом. Не вступавший никогда в службу, государеву службу, официально именовался недорослем, если вы помните эти детали истории. Но, князь Горчаков, никогда не служивший до седых волос был недорослем в представлениях своего общества и в официальных документах. Если вы помните, у придуманных Пушкиным Лариных, которые «хранили в жизни мирные привычки милой старины», а среди всех прочих примет описывается, что «гостям носили блюды по чинам». Мы просто не привыкли обращать на это внимание.

Табель о рангах ввел Петр Первый. И то, что он сделал оказало колоссальное и неотменяемое влияние не только на русскую жизнь прошлого, но и на нас с вами. Что собственного говоря сделал Петр? Петр пытался создать невероятно сильное государство. Он уничтожил все группы людей, которые были от этого самого государства независимы. Он невероятно упростил общество и подчинил его государству. До Петра было множество групп служивых людей так называемых. Было их до 30-ти групп: дети боярские московские, дети боярские городовые, дворяне служивые, дворяне по отчеству, окольничие, подьячие, городовые, бояре верхние, думные, дьяки, всех перечислить невозможно. Все эти группы служилых людей при Петре упразднялись и сводились в единое сословие. Называли его вначале шляхетством, пока не установилось окончательное и общее название дворян — дворянство.

Все дворянство обязывалось служить с 15-ти лет до смерти или до полной дряхлости. Место в иерархии служащих, то есть в иерархии дворянства определяло табель о рангах введенное 24-го января 1722 года. Не стану подробно рассказывать о табели о рангах, попытаюсь объяснить, что же все таки произошло дальше. Любой человек, который служил государству автоматически становился дворянином, получая при этом колоссальные жизненные привилегии. Все отношения в среде дворянства были максимально упрощены. Петр уничтожил и смешал разные группы людей, разные виды собственности и свел все возможности дворянства к одной единственной форме — к службе государству и по преимуществу обязательной военной службе. Он уничтожил все так называемые нетяглые, неслужилые слои общества, просто не давая развивать никаких отношений не связанных с государством. То есть он не стал двигаться в ту же сторону, в которую двигалась вся остальная Европа, развивая многообразие различных групп служилых людей. Ведь именно в многообразии и в разнообразии человеческих занятий и есть залог стремительного развития, в первую очередь экономического развития государства.

Петр поступил наоборот. Часто его называют реформатором в области культуры. Он, говорят позволил брить бороды, учить языки , читать европейские книги и тем самым начал европеизацию России. С точки зрения целого ряда авторов не может быть представлений, находящихся дальше от действительности. Петр ничего никому никогда не позволял и не разрешал. На самом деле он только отдавал приказы. А во вторых, мы ведь не задумываемся, что питье кофе, ношение шляпы треуголки и бритье головы вовсе не делает человека европейцем, а Петр категорически требует перенимать внешнюю форму — внешний вид европейской жизни, а не ее внутреннее содержание. Вы, наверно, помните с детства его указы о брадобритии, курении табака, питье кофе, ношении европейской одежды, о ассамблеях, то есть о строго обязательных сборищах у того и другого дворянина. Все эти указы могли преследовать и преследовали на самом деле только одну цель — как можно быстрее внешне уподобить Россию Европе, а московитов голландцам. А.С. Пушкин был неправ в том, что народ упорствовал и потому сохранил бороду и русский кафтан. Петр никогда не заставлял крестьян брить бороды. Легендарный указ о брадобритии, выпущенный Петром после возвращения из Голландии предусматривал откуп 100 рублей в год с купцов, 60 рублей с бояр и 30 рублей с прочих горожан. Заплативший выкуп получал специальный медный знак, который носил под бородой. И если прицепятся должностные лица из-за неправильного вида, бородач задирал бороду и показывал знак. А вот крестьяне платили сумму совершенно несопоставимую со всеми остальными — всего одну копейку при въезде в город и при выезде из него.

Получается, что дело вовсе не в стоическом поведении крестьянства, а в безразличии Петра к его облику. И даже смена одежды и брадобритие на самом деле касались всего только 3-х процентов населения. Но самое страшное, что при этом полностью уничтожалось всякое разнообразие. Крестьян и холопов слили в общем бесправии. Надо помнить, что холопы когда-то были вольнонаемными, они как бы были временными крепостными, могли работать на хозяина сколько он хотел, но по своей собственной доброй воле. Все податные, все тяглые ограничивались в передвижениях по стране. Петр Первый ввел паспорта и нарушение паспортного режима - утеря паспорта, просрочка, выход за пределы разрешенной территории автоматически делали человека преступником. Такого следовало немедленно арестовать и отправить на прежнее место жительства. При Петре все неслужилые государству люди автоматически стали тяглыми, фактически крепостными, ограниченными во множестве прав и возможностей. И главной задачей всех тяглых, всех крестьян было обеспечение нормального, богатого существования служилых.

Указы Петра вбили вечный, и до сих пор никем и никак не устраненный клин между двумя группами населения — между людьми, которые служили государству и назывались служилыми или дворянами (дворянство со времен Петра можно было заслужить) и тяглым, то есть тем самым деревенским людом, к которому Петр по всей видимости изначально относился с колоссальным презрением. И вот для чего я рассказываю обо всем этом. Дело в том, что внутренней и единственной мечтой любого человека, жившего в России со времен после Петра, стало попадание во дворянство, то есть в служилых, то есть в тех людей, для обеспечения существования которых работали тяглые, то есть крестьянство. Только достижение звания служилых, то есть тех, кто служит государству делало человека значимым в обществе, или, если хотите, делало его русским европейцем, который как бы получал право на европейское житие, питие кофе, принятие ванны и всего остального, что тогда в России считалось внешним признаком европейства.

Мы и сейчас внутренне оцениваем свою значимость по принадлежности к некоторой элите, сути которой мы сами не понимаем. Человеку кажется, «но я заработал столько денег, теперь я значимый, смотрите на меня все. Все должны меня уважать, а жизнь моя должна течь как бы сама собой.» Или «я защитил докторскую диссертацию, теперь я попал в элиту и моя жизнь должна теперь течь как-то сама собой.» Человек, никогда не обращали внимание, испытывает даже некоторые тревожные сомнения, что другие не смотрят на него как на значимого. Так и хочется сказать, что другие не смотрят на него как на дворянина, как на петровского служилого, который имеет право на европейские почести. И дворянства уже нет и дворяне за годы русской и советской истории были уж больно разными. Но вот это ощущение, вот «я достиг ворот», эти ворота могут быть ранговые, то есть чиновничьи, эти ворота могут быть денежные, ну «вот наконец я и миллионер, уважайте меня все», эти ворота могут быть и вратами знаний «ну вот наконец я защитил докторскую диссертацию». Но внутренняя цель у русского человека при этом все равно одна — это цель попасть в служилых, в табель о рангах, поближе к батюшке царю, в то многоликое меняющее в нашей истории очертания, но тем не менее по-прежнему петровское дворянство, потому что в дворянстве этом гораздо больше ценятся внешние признаки — количество денег, количество душ крепостных или мертвых душ (помните Чичикова?), количество навешанных наград. Очень хочется перейти в какую-то категорию, в которой ты дальше можешь ничего не делать. Вы никогда не ловили себя на этом чувстве? Вот я достигну дверей, какого-то порога и за этим порогом смогу ничего не делать — меня посетит благодать. Только в России со времен Петра эта благодать стала исходить не от Бога, а от царя, генерального секретаря или президента. Источник благодати значения не имел, поскольку он стал земным.

А как же священники? - спросите вы. По священничеству табель о рангах нанесла два страшных удара. Во первых было уничтожено патриаршество. Церковь перестала быть независимой от государства и развиваться свободно. Эта ситуация так никогда и не изменилась. Была определена норма — один священник на 150 дворов прихожан, и ни в коем случае не больше, отнюдь не по духовной потребности человека. Дальше еще страшнее. В 1722 году все лишние священники выключались из своего сословия и уверяю вас, еще повезло тем из них, которые угодили в солдаты. А священники, которые жили на помещичьей земле и были выключены из списков своего сословия как лишние были приписаны к помещикам в качестве крепостных. У нас существовали не только государственные, у нас существовали еще и крепостные священники, господа. С 1722 года все священники Российской Империи стали или чиновниками государства или крепостными.

Общество распалось на два разных народа и с каждым годом, каждым десятилетием пропасть между этими народами в нашей стране становилась все больше и больше, все хуже и хуже эти два народа понимали друг друга.

Музыка

Кроме того, все тяглые ограничивались в выборе рода занятий и в возможностях перемещений из одного сословия в другое. До Петра в 17-м веке крестьяне беспрепятственно становились богатейшими купцами и получали образование. Помним очень мало примеров, но вот к примеру купец Посошков даже написал очень интересную книгу о Руси и государстве . Написал он ее до Петра, жил при Петре, но он был порождением допетровских времен, потому редчайшим исключением. Эпоха Елизаветы Петровны, Екатерины Второй уже не знает богатых и образованных купцов, которые еще и книги пишут. Это было в принципе невозможно. Такую книгу тогда бы никто не издал. Купцы были из другого народа. Они были неслужилые. И поэтому книжек писать не могли.

Писатель Петр Дмитриевич Боборыкин жил с 1836-го по 1921-й годы. За свою долгую жизнь он написал больше 50-ти романов и повестей. Его хвалили, ценили, награждали, но его литературные заслуги забыты, а в историю Боборыкин вошел как создатель слова интеллигенция. Это слово он ввел в обиход в 60-е годы 19-го века, когда издавал журнал «Библиотека для чтения». Слово происходит от латинского «Интеллигенция» - понимание, знание, познающая сила. Интеллигент переводится с латыни как знающий, понимающий, мыслящий. Британская энциклопедия определяет интеллигенцию так: особый тип русских интеллектуалов, обычно находящихся в оппозиции к своему же собственному правительству.

Похоже, что у нас интеллигенция это некое понятие о тех, кто так и не смог вступить в служилых, то есть в дворянство родовое и дворянство служилое, обусловленное табелю о рангах Петра Первого и решил составить некую самостоятельную элиту, которая кичилась в первую очередь своими собственными знаниями. Интеллигенцией, например, часто называли людей просто образованных. Но далеко не все интеллигенты сами хотели к этому слову относится. Широкую известность получила драка в 1910 году студентов электротехнического института, которые подрались со студентами университета. Не желали, чтобы их называли интеллигентами. Мы работаем — гордо заявляли будущие инженеры, мы рабочие, а никакая вовсе не интеллигенция. Зато в интеллигенцию постоянно пытались пролезть те, кого туда пускать не хотели, скажем, сельские акушеры, фельдшеры, телеграфисты, машинисты, станционные смотрители. А что, их работе надо научиться, это умственная работа, кто посмеет сказать, что это работа не творческая и не сложная. С другой-то стороны мы называем интеллигенцией общественный слой людей, профессионально занимающийся умственным сложным творческим трудом, развитием и распространением культуры. Но, ни Киплинг, ни Бальзак, ни Голсуорси, ни А. Пушкин, ни Л. Толстой по своей общественной принадлежности, извините, к интеллигенции не имеют никакого отношения, а вроде бы творцы культуры.

Интеллигенцией, в том числе часто называли до революции некий слой борцов с самодержавием. Интеллигенцией себя именовали именно те, кто посвятил себя разрушению старого темного мира, борьбе с угнетением, борьбе за трудовое крестьянство и т.д. То есть, идейно эта группа невероятно разнообразна и текуча. В ней все время возникают новые партии , партийки какие-то, группочки и группки, отпочковываются направления и создаются учения. На самом деле, в главном вся категория людей, которые называют себя интеллигентами очень похожи. В каждом учении, направлении они считают правыми только себя и не только правыми, но попросту единственно порядочными, честными и приличными людьми. Фразы типа «Каждый порядочный человек должен» или «Все уважающие себя люди обязаны»; в конце этих фраз обычно высказываются какие-нибудь невероятные предрассудки — это только внешнее проявление невероятной агрессивности, которую, если вдуматься, всегда проявляла интеллигенция. В конечном итоге, она оказалась лишь еще одним слоем, который упорно воевал с дворянством, за то, чтобы поменяться с ним местами. И во время революции именно интеллигенции это удалось, именно интеллигенция и уничтожала интеллигентов, создавая все новые и новые бредовые или полубредовые словесные концепции.

На самом деле, в результате нам удалось породить лишь все новые и новые формы государственного дворянства, что и показывает, что в сущности своей все высокие стремления интеллигенции к познанию и пониманию сводились лишь к способам почувствовать себя той самой, сформированной Петром элитой. Ну а у элиты этой была одна невероятно важная задача. Задача эта заключалась в том, чтобы защищаться от других русских, тех самых тяглых или крепостных или от того самого крестьянства. Защищаться любой ценой - «мы не они, они не мы». У нас преимущество в знаниях, в положении, в табели о рангах, и поэтому нас все должны кормить и уважать. Вот в сущности предельно простая мысль, которая, как мне кажется, лежала в основе очень многих творений интеллигенции.

Попробуйте как нибудь на досуге перечитать сборник Вехи. Там очень много про интеллигенцию и про нас с вами, всего не перескажешь. Спасибо всем интеллигентам, которые смогли меня выслушать.

Продолжим этот разговор в нашей следующей беседе в радиотеатре фантазий. Спокойной ночи.

17.12.2017 Выложен тренинг "Умение понимать другого человека", который ранее нигде не публиковался...
11.03.2017 Существенно улучшилось качество звучания в тренинге "Божественная комедия".
Те, кто скопировал и хранит этот тренинг у себя, - можете обновить свою копию...
25.01.2017 Полностью обновлён тренинг "Поваренная книга магии". Главное - теперь вы можете узнать, о чём он (появилось содержание) :)
14.01.2017 Впервые выложен "Разноцветный тренинг"!
27.10.2016 Большое пополнение бесед за 2007 год!
Добавилось более 100 передач, которые раньше не выкладывались.
А качество выложенных ранее передач за 2007 год заметно возросло.
01.06.2013

Большое пополнение бесед за период 20.02.2006 - 29.12.2006.

Из них 39 передач перезалиты с лучшим качеством, остальные 49 выложены впервые.

04.09.2011

Алексей Попов завершил работу над тренингом "Уроки с Катей -2 — Парижская история, или Языческие корни";
на данном сайте впервые выложена качественная аудиоверсия тренинга (в стереозвуке)

27.06.2011

запущена тестовая версия.

23.06.2011

старт проекта.