войти

«2015.09.01 Тревога -2»

музыка исп. Dodo Greene (США):

00:00: Trouble in My Mind;

00:08: I Won't Cry Anymore;

00:26: Everybody's Happy but Me;

00:40: My Hour of Need.

Расшифровки передач

Расшифровка — это текстовая версия передачи.

Вы можете оказать неоценимую помощь программе «Серебряные нити», если сделаете расшифровку этой и других передач. Расшифровки позволяют другим людям быстро знакомиться с передачами, находить передачи через поисковые системы, а также становятся основой для книг, выпускаемых автором передач.

Чтобы сделать новую расшифровку, нужно:

  • зарегистрироваться на форуме «Серебряные нити».
    (для регистрации пройдите по ссылке:
    http://www.serebniti.ru/forum/ucp.php?mode=register)
  • используя логин и пароль форума, войти здесь под ними
    (для этого нажмите на значок «ключик» (значок логина) в правом верхнем углу сайта).

Теперь Вы можете создавать новые расшифровки и редактировать уже написанные!
(для этого пользуйтесь значками (создание текста и редактирование текста), находящимися справа от каждой аудиозаписи)

Тревога-2. Эфир от 01.09.2015. 

Автор: Александр Геннадиевич Данилин.

Музыка исп. Dodo Greene (США): Trouble in My Mind

Доброй ночи!

О тревоге продолжаем мы разговор.

Тревога и страх – вещи разные.

Страх – это реакция, связанная всегда с чем-то конкретным. Не важно, с чем: темнотой, публичными выступлениями, конкретным человеком, конкретными образами.

А тревога – состояние чисто человеческое.

Страх, вне всякого сомнения, испытывают и животные. А та постоянная «фоновая тревога», которую испытываем мы, связана, видимо, с тем, что, в отличие от животных, мы своего будущего не знаем. Точнее, мы не знаем ближайшего будущего.

Вот одна из интересных и понятных проблем тревоги. Мы точно знаем - все мы умрем. И если мы  это точно знаем, то о чем, собственно говоря, тревожиться? Если эта информация, это знание у нас есть? И вот тут получается странная вещь.

Мы тревожимся за ту часть своего бытия, что у нас впереди; мы тревожимся о том, что мы успеем сделать за то время, которое пройдет до той самой нашей смерти, о которой мы точно знаем.

Тревога передает состояние человека, которое он испытывает в борьбе против разрушения своего бытия.

Ну, например, нарастает инфляция - и вместе с ней нарастает вот эта самая внутренняя тревога. Почему? Я не говорю о людях советских, которые ко всякому привыкли,  не только к отсутствию импортных продуктов, но и ко многому другому отсутствию.

Но и даже современное поколение, в общем, понимает, что бытие не заключается в количестве потребленной буженины или в качестве приобретенной иномарки. Мы же не об этом тревожимся, правда?

А тогда  о чем? Что она такое, эта тревога? Понятно, что придется «затянуть пояса», - и я совершенно не пропагандирую этот факт. Я хочу сказать, что, вроде бы, с голоду мы погибнуть не должны; от чего-то другого, может быть. Но смертельной угрозы никакой нет -  а тревога, я думаю,  нарастает у всех.

Почему? Отчего тревожимся, если не боимся умереть, с голода, например?

Если мы не о смерти тревожимся, а о неком загадочном бытии, то что же это такое? О чем тревожится человек в наши дни?

 

Музыка исп. Dodo Greene (США): I Won't Cry Anymore

Хочу я сказать, что, на самом деле, тревога и свобода, о которой мы столько говорили в разных наших эфирах, это одно и то же.

Вот обратите внимание: в момент инфляции мы тревожимся вовсе не о том, что будем голодать, - мы тревожимся, что некоторые потенциальные наши возможности и желания не будут реализованы. Мы планировали, например, накопить деньги на отдых или на квартиру, или отдать  долги, - вот эти будущие нереализованные возможности, которые практически являются возможностями нашей свободы, тот самой самореализацией, - в данном случае, реализацией, хотя бы, наших желаний, - они и вызывают тревогу. Мы тревожимся, что инфляция в очередной раз лишает нас свободы,  «не дает нам выполнить свои планы», часто говорим мы.

Тревога – это знак того, что мы чувствует более или менее выраженную несвободу, она же – зависимость от обстоятельств. И весь вопрос «упирается» тогда в одну простую вещь: что именно мы считаем возможностями, что именно мы хотим реализовать,  то есть вопрос «упирается» все в то же: в смысл существования или что оно такое вообще, наше собственное существование?

По-немецки термин «существование» звучит как «экзистенция» - отсюда и философия, направленная на анализ вот этой самой постоянной экзистенциальной тревоги, и психология, носящая то же название, и само слово сущность.

Как она выражает себя? Чего нам не хватает, чтобы уровень тревоги стал меньше?

Звонит Юрий.

А. Г.: Здравствуйте, Юрий!

Ю р и й: Доброй ночи! Вот смотрите, у меня  тревога разделяется на две части, два понятия. Одна тревога – личная, что ли. Такой род был в 90-х гг. И скажем так, своим детям я не желаю тех вещей:  чтобы они по несколько дней ели одно и то же, гречку, например, без чего-либо, или макароны без ничего.

А. Г.: Это беда, да.

Ю р и й: Это семейное, внутреннее, личное. А более расширенное понятие – это то, что наши предки нам доверили плодиться и размножаться что ли, развиваться, идти дальше, и, боюсь, что наше поколение или будущее поколение все это растеряет и потратит. То есть не оправдаем доверие. Вот я окажусь там, на небесах, в глаза им посмотрю, или мои будущие правнуки посмотрят, и это нехорошо как-то будет.

А. Г.: В глаза посмотрю тому, кто дал мне существование.

Ю р и й: Да…

А. Г.: Он же дал – он же и отнял.

Я хочу сказать только одно. Я, наверное, полностью согласен с Вами, но только вот это тоже принципиально важный вопрос: что же все-таки нужно, чтобы оправдать доверие?

Ю р и й: Мне кажется, что стабильное развитие.

А. Г.: Стоп! Развитие кого/чего?

Ю р и й: Во-первых, развитие морали, потому что мы уже скатываемся все ниже, непонятно куда… Ну и развитие общества, народа.

А. Г.: А что нужно, чтобы развивалась мораль?

Ю р и й: Я, может, скажу немного прямо: не лениться! И смотреть немного шире на мир… Не воспринимать, что тебе сказали, за истину, а многогранно воспринимать ситуацию.

А. Г.: Во как! Видите, Юрий! Оказывается, мораль, это не свод законов, которого все придерживаются. Оказывается, мораль, - это шире смотреть на мир. Это что-то, что начинается с тебя;  что-то, что становится частью тебя, твоего собственного бытия.

Ю р и й: Это одна из основ, по мне.

А. Г.: Видимо, сейчас такое время, когда мы теряем термины. Мы не очень понимаем, что такое мораль, потому что, например, происходит, что я всегда повторяю. Моралью многие считают – и в старшем поколении считают – такое скучное догматическое морализаторство.

Ну вот сидит человек и рассказывает всем, как надо правильно жить свою жизнь.

Ю р и й: Ну это не для меня, конечно. Я так не считаю.

А. Г.: А что тогда?

Ю р и й: А моя мораль простая как валенок… извините… Быть просто человеком, быть хорошим.

А. Г.: Это ж главный как раз вопрос философов-экзистенциалистов: что значит быть человеком.

Звонит Вера.

А. Г.: Здравствуйте, Вера!

В е р а: Здравствуйте, Александр Геннадиевич! Вы знаете, тема очень интересная, и я как раз задумывалась об этом. И о страхах, и о тревогах. Это касается и меня, и моей дочери, и моего мужа, - в общем, всех, собственно, кого я знаю. У всех своя какая-то тревога, и свое какое-то некоторое отчаяние перед какими-то проблемами.
И это правильно! Потому что, Вы правильно говорите, что человек строит  планы, я тоже хотела бы это сказать. Строит планы в различной своей деятельности: как трудовой деятельности, так и в деятельности по воспитанию детей и внуков, также чтобы чувствовать себя гражданином, - тут тоже есть проблемы: как быть гражданином и не «замыкаться» только на своей личной жизни. Поэтому тревоги могут быть разного рода: тревоги и по здоровью, и по тому, о чем я упомянула.

Так вот, понимаете, в чем дело. Человек очень надеется на себя. И вот то, что молодой человек сказал, что надо быть просто хорошим, - да! Действительно, это уже залог того, что человек уже не будет так тревожиться, потому что он будет стараться быть хорошим и поступать правильно, в соответствии со своей совестью.

А. Г.: Спасибо большое, Вер.

В е р а: Один момент! Самое главное я не сказала. Если человек будет больше доверять Всевышнему, то его проблемы, его переживания и тревоги будут уходить. Просто этому нужно научиться, довериться Всевышнему.

А. Г.: Вот, Вер …

В е р а: Тогда все будет получаться. Спасибо Вам большое! Всего доброго!

А. Г.: И Вам спасибо, Вер!

Я пытаюсь перебить Веру, потому что мы сыпем большим количеством понятий, которые кажутся нам очевидными, но  при ближайшем рассмотрении являются невероятно сложными.

Что такое «быть хорошим»? Или что такое «слушаться Бога»? Для этого надо научиться с ним разговаривать.

Кроме того, я, по крайней мере, в программе «Серебряные нити», назойливо вспоминаю фразу Христа «Царство Божие внутрь вас есть».

И наверное, мы говорим об одном и том же. Только с точки зрения христианских экзистенциалистов (Карла Ясперса, например) вот это самое чувство бытия собственного (и чувствуем и воспринимаем мы собственное бытие), это собственное бытие и есть Царство Божие. Это наше общее бытие, которое лежит в начале сознания.

Бытие Божие и бытие человеческое в основе своей, в исходной точке, в происхождении, суть одно и то же… нагло и смело заявляю я. Впрочем , вслед за Ясперсом, Бердяевым, Владимиром Соловьевым  не так уж страшно это заявлять.

И хочется мне сказать, что все эти фразы, смотрите: все фразы экзистенциалистов начинаются с глагола  «быть», из русского языка исчезнувшего, а в английском звучащего как «to be». Он всегда означает «это есть». Вот это точка бытия!

Я знаете какую историю по этому поводу рассказываю? Я рассказываю, что истинные переживания и настоящее общение, скажем, в психологических центрах, в психиатрических больницах и больницах вообще на самом деле происходит в кабинете… Не на приеме у психолога или врача, а, где возможно, в туалете, где возможно, - в курилке, где возможно, - в коридоре. То есть там, где можно общаться без взглядов психологов,  социальных работников, врачей, психотерапевтов и всего остального опекающего люда.

Вот когда мне удается подслушать разговоры в коридорах (это плохие разговоры для медицинских работников), то в разговорах люди говорят, что  врачи не лечат, а только «пихают» таблетки, психологи несут всякую чушь или говорят вещи, которые я и сам без них знаю…

В общем, это осуждающие разговоры. Но на самом деле, думаю я иногда, это и есть разговоры подлинного бытия.

Вы не обращали внимание, что мы, многие (если вы имели опыт обращения к психологу, например), то мы приходим к нему, психологу, чтобы с ним не согласиться? Как бы послушать, а потом – не ему, а приятельнице или коллеге по работе, рассказать, какой психолог дурак? Вот почему это происходит?

Музыка исп. Dodo Greene (США): Everybody's Happy but Me

Звонит Ирина.

А. Г.: Добрый вечер, Ирина!

И р и н а: Здравствуйте. Я считаю, что нет идеальных людей; на Солнце пятна есть и у каждого человека есть, непременно. И пример хочу привести про Солнечное движение. Допустим, человек не превышает скорость, соблюдает все правила, пропускает, когда надо, пешеходов, - все делает правильно. Есть ли у него гарантия избежать каких-либо дорожно-транспортных происшествий не по своей вине?

А. Г.: Ни в коем случае.

И р и н а: Ни в коем случае, совершенно верно! Дальше. Вот совершилась авария, по чьей-то вине, вине нехорошего человека, а хороший все выполнял. Значит, кто-то должен разбираться, а разбираться должен, скажем, суд. А суд как разбирается? Он так разбирается. Мы совсем недавно были свидетелями, как он разбирается. Он 9 лет просит «условно» за большие миллионы, якобы доказанные, как УДО «пятки намазывает» 10 дней, что даются на обжалование…

А. Г.: Спасибо, Ирина.  К сожалению, у нас не остросоциальная передача, - она у нас скорее психологическая. Но пример на самом деле очень хороший. А знаете, как все это преодолимо? Это преодолимо, если в чувство бытия человеческого – каждого человека – входит чувство того, что вот этот самый порядок и вежливость на дороге нужны всем: и тебе лично, и ему лично! Потому что не может быть безопасности только для меня – как ты ни старайся, ее быть не может. Это удивительная вещь, но безопасность может быть только общая. И каких отдельных многоквартирных бункеров себе ни строй, это еще не факт, что ты сможешь спастись в нем лучше, чем человек на улице, поскольку какие-то странные, другие законы в этой ситуации действовать начинают.

А я все о более простых вещах. Я о том самом, что мы говорим о психологах, врачах, социальных работниках в туалете или в коридоре, в общем, когда остаемся одни. Я хочу сказать удивительную вещь. Я хочу сказать, что пусть и неприятно для врачей и психологов, но это подлинность человеческая говорит.

Я все время вспоминаю философские дневники Габриэля Марселя, французского философа начала XX века. Он там писал, что подлинное бытие человеческое - это то, что никем и никогда, в том  числе и самим человеком, не может быть названо и проанализировано до конца. Он это про психоанализ, вообще-то, писал. Потому что мы приходим к психологу или психиатру (тем более) с надеждой получить  что—то вроде диагноза; с надеждой, что другой человек может нас определить или ограничить. А потом начинается некая игра, потому что мы же сами этому любому ограничению и сопротивляемся: потому что моментально начинает вырастать тревога. Потому что не хочет человек входить в «прокрустово ложе» теорий и определений, которые сам же и создает. Это требует его тревога, или его свобода. Однако так получается далеко не всегда.

Звонит Александр.

А. Г.: Здравствуйте, Александр!

А л е к с а н д р: Добрый вечер, Александр Геннадиевич.

А. Г.: Город Екатеринбург. Слушаем Вас. Добрый вечер.

А л е к с а н д р: Здравствуйте. Я попытаюсь коротко. Я слушал Вас, и на самом деле Вы уже многое сказали, что хотелось сказать. И в конечном итоге, на мой взгляд, здравый смысл в том, что современный человек тревожится о том, чтобы, не дай Бог, проявилась его индивидуальность. И Вы привели пример с инфляцией, что наступит инфляция, и он не сможет что-то покупать, то есть он не сможет быть, как все. Или вот разговор о психологе. Человек сидит перед психологом и думает: « А вдруг он скажет, что я ненормальный»? И он не проявляет свое подлинное бытие, а когда он выходит уже за дверь, он уже не боится и начинает говорить, что он хочет говорить.

И в былые времена люди не боялись, особенно творцы, они творили и не боялись, что их не примут, - они просто делали, несмотря на осуждение и прочее.

Сейчас даже боятся сделать что-то, потому что страшно, что не буду, как все, что у меня не будет того-то и того-то.

И что делает человек? Он выводит свою тревожность, а на самом деле нужно просто услышать, что тревога и есть твоя индивидуальность. Когда ты остаешься наедине с самим собой, то ты начинаешь понимать эту тревогу и преобразовывать.

По-моему, я у Вас смотрел видео, где Вы приводили пример какого-то известного американского писателя. Он говорил: «Сегодня я какой-то тревожный – пойду писать стихи. Сегодня я какой-то злой – пойду писать стихи».

А. Г.: Спасибо, Александр!

Можно я приведу в конце (а то просто не успею) цитату о том, что такое подлинное бытие, и как оно сочетается с тревогой, из действительно великого американского писателя Генри Миллера, раз уж Вы вспомнили об этом.

Послушайте внимательно:  «Однажды к отчаянию привели меня монотонность и стерильность внешнего бытия. Мне нужно такое царство, где я буду одновременно и господином, и рабом, - а этим царством могло стать лишь искусство, творчество.

И я вошел в этот мир, не обладая никакими явными талантами, ничего не умея, ни к чему не годясь: неловкий новичок, который почти онемел от тревоги от понимания грандиозности того, за что берется. Мне пришлось строить кирпичик за кирпичиком, изводить миллионы слов, пока на бумаге не появилось то настоящее, доподлинное слово, которое я вытянул из своего сокровенного нутра. 

 Я умел гладко говорить, и это мне мешало. Я имел все пороки просвещенного человека. Мне предстояло учиться думать, чувствовать, видеть совершенно по-новому, забыв про свое образование, - на собственный лад, а труднее этого на свете ничего нет.

Надо было броситься в поток, зная, что я, возможно, не выплыву.  В большинстве своем художники бросаются в поток, сначала обзаведясь спасательным кругом,  и чаще всего этот круг их и губит. Никому не дано странствовать по океану реальности, если отгораживаешься от собственного опыта, и если не пытаешься как-то выразить его. Если в жизни что-то меняется к лучшему, то не путем приспособления, а благодаря вызову и способности откликнуться слепому побуждению.

«Дерзание не бывает фатальным», - сказал Рене Кревель, - и я эту сентенцию запомнил навсегда. Вся логика, на которой держится Вселенная, предуказана дерзанием или творчеством, основывающимся на самой ненадежной, самой шаткой поддержке… своего собственного нутра.

Сначала такое дерзание отождествляется с волевым актом, но проходит время, и воля ослабевает и остается автоматический процесс, который тоже, в свою очередь, нужно прервать, остановить, чтобы установилась новая уверенность, ничего общего не имеющая со знанием, умением, навыком или верой.

Дерзание дает возможность приобщиться к этой загадочной, сплошной X-позиции художника, которая одна тебя и оберегает в мире, и никому не выразить словами, что она такое. И тем не менее, она есть и видна в каждом написанном тобою слове».

Музыка исп. Dodo Greene (США):  My Hour of Need.

17.12.2017 Выложен тренинг "Умение понимать другого человека", который ранее нигде не публиковался...
11.03.2017 Существенно улучшилось качество звучания в тренинге "Божественная комедия".
Те, кто скопировал и хранит этот тренинг у себя, - можете обновить свою копию...
25.01.2017 Полностью обновлён тренинг "Поваренная книга магии". Главное - теперь вы можете узнать, о чём он (появилось содержание) :)
14.01.2017 Впервые выложен "Разноцветный тренинг"!
27.10.2016 Большое пополнение бесед за 2007 год!
Добавилось более 100 передач, которые раньше не выкладывались.
А качество выложенных ранее передач за 2007 год заметно возросло.
01.06.2013

Большое пополнение бесед за период 20.02.2006 - 29.12.2006.

Из них 39 передач перезалиты с лучшим качеством, остальные 49 выложены впервые.

04.09.2011

Алексей Попов завершил работу над тренингом "Уроки с Катей -2 — Парижская история, или Языческие корни";
на данном сайте впервые выложена качественная аудиоверсия тренинга (в стереозвуке)

27.06.2011

запущена тестовая версия.

23.06.2011

старт проекта.