войти

«2015.11.03 Ролло Мэй о смысле жизни и любви»

музыка исп. Joel Harrison (США):

00:06: Time Flies;

00:23: White Line Fever;

00:35: Riding on the Midnight Train.

Расшифровки передач

Расшифровка — это текстовая версия передачи.

Вы можете оказать неоценимую помощь программе «Серебряные нити», если сделаете расшифровку этой и других передач. Расшифровки позволяют другим людям быстро знакомиться с передачами, находить передачи через поисковые системы, а также становятся основой для книг, выпускаемых автором передач.

Чтобы сделать новую расшифровку, нужно:

  • зарегистрироваться на форуме «Серебряные нити».
    (для регистрации пройдите по ссылке:
    http://www.serebniti.ru/forum/ucp.php?mode=register)
  • используя логин и пароль форума, войти здесь под ними
    (для этого нажмите на значок «ключик» (значок логина) в правом верхнем углу сайта).

Теперь Вы можете создавать новые расшифровки и редактировать уже написанные!
(для этого пользуйтесь значками (создание текста и редактирование текста), находящимися справа от каждой аудиозаписи)

История с крушением самолета как-то перекрывает все теории. Двигайся-не двигайся сквозь тревогу навстречу себе, ничего не поможет вернуть людей. Оставшиеся в живых становятся, конечно, сильнее, но зачем? Экзистенциализм, пожалуй, самая беспощадная из всех философий. А человек-то слаб и сильным с помощью бесконечного тренинга по преодолению страха перед небытием вряд ли станет, скорее, наоборот, рухнет под тяжестью негативных эмоций так и не придя в итоге к бетховенской радости. Спасибо.

А.Г. Доброй ночи, доброй ночи всем, кто слушает программу «Серебряные нити». Действительно сложилось так, что это наш первый эфир после катастрофы, авиакатастрофы в Египте, и я решил по-прежнему посвятить его Ролло Риссу Мэю, американскому психологу и психотерапевту, который скончался 22 октября и по этой причине по традиции в Европе и в Америке проходят лекции памяти Ролло Мэя или уроки Ролло Мэя. И это на самом деле совсем особые психологические или психотерапевтические уроки, потому что это уроки любви к человеку. Что соединяет павших и живых? Что позволяет пройти через тревогу? И что, в конце концов, остается от людей, жизнь которых так внезапно и зло обрывается на взлете? Жизнь детей? Ролло Мэй, конечно, не был один, ответил на этот вопрос очень ясно: «Остается любовь, планета, маленький мир, который они создали. И этот мир больше не исчезает никогда, как бы к этому не относились все остальные люди, потому что на самом деле я верю, что каждый разбивающийся самолет – это самолет полный любви, и оттуда, как стрелы, стрелы Эроса, разлетаются маленькие любовные притяжения». Так писал Ролло Мэй. И вот еще одна /цитата/. «Два человека стремясь, как стремятся все индивиды, преодолеть разобщенность и изолированность, которую все мы терпим, будучи индивидами, могут достичь единения, в котором на какое-то мгновение два изолированных индивидуальных опыта обращаются в подлинное единство. Соучастие выливается в абсолютно новое бытие, абсолютно новое поле притяжения, абсолютно новый мир, который уже больше никогда и никуда не исчезнет. Они живы, потому что они любили, потому что у них были дети. И понимание этого врачом, психотерапевтом, психологом, наверное, очень важно для каждого из нас и для тех, кто подобные трагедии в жизни когда-нибудь переживал. Самый первый, самый маленький и самый нужный акт человеческого творчества – это акт любви. И, как ни странно, мне сегодня после катастрофы хочется говорить именно о любви и о том, что сказал о ней, об Эросе Ролло Мэй. Вот такой вот сегодня будет немножко трагический, наверное, урок Ролло Мэя. А все, кто верит в то, что пространства эти никогда не проходят и где-то там, в Египте над обломками самолета и где-то в Санкт-Петербурге по-прежнему носятся маленькие пространства любви тех людей, которые нет с нами. Иногда, когда остаешься один, кружатся осенние листья, я вдруг поднимаю глаза и думаю о том, что это кружится человеческая любовь. Человеческая любовь, которой, конечно, было переполнено сердце Ролло Риса Мэя. (495) 956-15-14 О смысле человеческой жизни, о любви, о смерти и о Ролло Мэе, если кто-то из вас что-то о нем знает.

А.Г. Я попробую рассказать о том, почему это не просто поэзия, написанная психотерапевтом, а мнение врача. Вот история, которую рассказал Ролло Мэй. «Готовящийся в аналитики молодой психиатр, мысли которого постоянно заняты страхом, что он является гомосексуалистом. Ему около 25 лет. Он никогда не вступал в половые отношения с женщиной, хотя у его не было реальных гомосексуальных контактов, мужчины обращались к нему с подобными предложениями достаточно часто. Во время прохождения курса собственной терапии он познакомился с женщиной и в результате естественного развития отношений, сомневаясь и колеблясь, вступил с ней в половую связь. По меньшей мере, во время каждого второго полового акта они не пользовались никакими контрацептивами. Несколько раз я обращал его внимание на большую вероятность того, что женщина может забеременеть. Он и так зная в силу своего высшего медицинского образования, соглашался со мной и благодарил меня, но по-прежнему продолжал вступать в половую близость без контрацептивов. И однажды он выразил обеспокоенность задержкой менструаций у этой женщины. А я почувствовал какую-то смутную тревогу и раздражение от его глупости. Но затем я вдруг осознал, что по наивности не понял сути происходящего. И я сказал ему прямо: «Мне кажется, ты хочешь, чтобы эта женщина забеременела». Он было принялся отчаянно возражать, но потом остановился и к счастью задумался над истинностью моего утверждения. Этот молодой человек, который до сих пор не мог почувствовать себя настоящим мужчиной, испытывал жгучую потребность не просто доказать, что является им. И в этом смысле оплодотворение женщины значительно важнее простой способности совершить половой акт. Но и почувствовать хоть какую-то власть над природой, принять участие в примитивном, мощном и основополагающем акте творения, почувствовать пульсацию космических глубин зарождения своего собственного ребенка. Мы не поймем человеческих проблем, если не осознаем, что наши пациенты были лишены именно представления об этих глубинных источниках человеческих отношений. Во многих случаях с внебрачной беременностью или ее эквивалентами мы замечаем вызов самой системе общественных устоев, которые убивают страсть и считают, что техника секса может заменить чувства. Вызов обществу, которое призывает людей к скучному и бессмысленному существованию и вселяет в них, особенно в молодых, чувство обезличенности. И это чувство обезличенности в сущности причиняет гораздо больше страданий, чем подпольный аборт. Всякий, кто долгое время работает с людьми, не может не понимать, что причиняемые обезличенностью психологические и духовные мучения переносятся гораздо тяжелее, чем физическая боль. Неужели мы стали настолько «цивилизованными», что забыли о том, что девушка может жаждать зачатия и не только по психобиологическим причинам, но и для того, чтобы вырваться из безводной пустыни лишенного чувств существования. Хотя бы раз, если не навсегда сломать живучее представление о том, что трахание - это спасение от пустоты существования. А ведь действительно, разве можно от него так спастись?» Возможно, мы не замечаем этого. Но даже если случилась трагедия и дети погибли, то вот этот самый новый мир, этот вселенский акт все-таки произошел. Случилось чудо не просто возникновения новой жизни, чудо возникновения нового мира. И снова цитирую. «Ранне-античная мифология повествует, что жизнь на земле была создана эросом. Мир был пуст и безжизненен. И именно эрос схватил свои животворные стрелы и пронзил холодную грудь земли. И мрачная ее поверхность вмиг покрылась пышной зеленью. Это очень притягательный символ того, как эрос задействует интимную близость. Эти пронзающие фаллические стрелы – всего лишь инструменты, с помощью которых он сотворяет жизнь. Именно эрос был тем, кто вдохнул дух жизни в ноздри глиняных форм мужчины и женщины. С тех пор функция эроса заключается в том, чтобы дарить дух жизни, в противоположность функции секса, который заключается лишь в снятии напряжения. Секс довольно точно можно определить физиологически. Он представляет собой нарастание напряжения в теле человека и снятие этого напряжения. Эрос же, напротив, является переживанием личностных смыслов и смыслов близости. Если секс есть ритм стимула и реакции, то эрос есть состояние бытия. Фрейд, а вслед за ним и многие другие отделяли удовольствие от секса, как снятия напряжения. Что касается эроса, то здесь мы, напротив, не хотим спада возбуждения и стараемся его удержать, погрузиться в него целиком и даже его усилить. Конечная цель секса – удовлетворение и расслабление, в то время как эрос – это вечная тяга к расширению горизонтов». Смотрите, может быть, это самое-самое начало человеческого творчества, созидания, жизни. И если человек это пережил, если он хотя бы однажды почувствовал себя носителем эроса, что-то остается после него. И эрос – это вовсе не секс. Это то, чем были наполнены люди в самолете. Много это или мало? Мне кажется, много. Просто это нужно научиться чувствовать. Чувствовать, что мы все время создаем миры, и эти миры живут, даже если мы их разрушаем. Снова Ролло Мэй. «Суть эроса заключается в том, что он манит нас за собой, в то время как секс подталкивает нас сзади. Это отражается в повседневном языке, когда мы говорим, что нас влечет к тому или иному человеку. Или когда мы говорим, что нас привлекает новое место работы. Что-то в нас реагирует на другого человека или на другую работу, притягивает нас. Эрос – есть стремление к единению с тем или с кем, к чему мы причастны. Настоящая любовь – это залог единения наших возможностей, единения со значимыми в нашем мире личностями, в отношениях с которыми мы чувствуем возможность реализовать себя. Эрос – есть стремление человека посвятить себя поиску арето, благородной и правильной жизни. И это стремление остается жить, даже когда человек умирает. Есть ли в уходящих от нас вот эта возможность? Испытывали ли они стремление к тем, в отношении с которыми могли бы реализовать себя? Ну конечно. Человек не всегда это чувствует, очень часто обманывает себя, очень часто предает того, с кем мог бы себя реализовать. Но все равно он это переживает. И след любви, Людмила, преодолевает тревогу. Теория ли это? На мой взгляд, вовсе нет, совсем не теория. И снова Ролло Мэй. «Один мой друг настаивал, что трагизм – это негативное явление. И мы с нашим научным просвещением изжили его или, по крайней мере, должны изжить в ближайшее время. Я доказывал ему, что восприятие трагедии, как исключительно отрицательного явления – это глубокое недоразумение. Трагедия не только не отрицает жизнь и любовь, она является облагораживающим и углубляющим аспектом наших переживаний. И в половом влечении и в настоящей любви. Понимание трагичного не только помогло бы нам избежать вопиюще упрощенного подхода к жизни, но и оказало бы своеобразную услугу, защитив от банализации секса и любви, в том числе и в среде профессионалов от психологии и психотерапии. Это ведь личный акт, акт самосознания, личное осознание того, что любовь несет с собой как наслаждение, так и страдание. Это так. Но этот человеческий мир остается жить навсегда. Достаточно вспомнить Елену и Париса или Тристана и Изольду. И не нужно бояться, что истории эти свергают власть разума, зато они оставляют нас живыми. Только когда мы любим, мы способны преодолеть тревогу, даже если этой любви мешает трагедия».

А.Г. Разговоров о Ролло Мэе и его цитат у нас на сайте достаточно. Вот еще одна. «Надо ли думать о катастрофах? Надо. Только когда мы предугадаем и поймем, чего мы страшимся, мы будем вознаграждены встречей с Эросом, с этим ошеломляющим непредсказуемым быстроногим бродягой. Мы не смогли бы найти его, если бы он не принадлежал в определенном смысле нашему бытию. Но при этом он также не совместим с нашим образом жизни, как не совместима вода с огнем, как шум не совместим с тишиной. Увидеть продолжение жизни, самое страшное из трагедий, самое трудное из всех вещей. Но то, что достается легко, никогда не сможет быть частью нашего бытия». И еще, если мы сегодня говорим о Ролло Мэе, то я хочу сказать несколько слов об его отношении к тому, что такое норма и что является целью психологической помощи, психотерапии или лечения душевных проблем. Вот еще одна большая цитата, как мне кажется, необыкновенно важная для нас сейчас. «Можно ли считать адаптацию целью терапии? Иными словами, должна ли терапия исключительно помогать людям приспосабливаться к тому обществу, в котором им приходится жить? Но это означает адаптироваться в том самом обществе, которое ведет войну во Вьетнаме (не забывайте, что это писалось в шестидесятые –семидесятые годы), в котором самая сильная нация тратит огромную часть бюджета исключительно на вооружение, якобы обещающего защитить их от других членов того же самого общества. В конечном итоге, адаптация, как цель психологической помощи, означает, что терапевт является полицейским, отвечающим за психическое здоровье в этом обществе. И эта та роль психолога, которая лично мне глубоко ненавистна. В середине тридцатых годов Лоренс Франк писал в этой связи в своей работе «Общество, как пациент», что многие из нас все пытаются понять, кто же такой сумасшедший? Это люди, которых принято так называть или это само общество? Можно ли полагать, что цель терапии в том, чтобы человек испытывал облегчение и чувствовал себя более комфортно? Если это так, то наиболее эффективным и экономичным способом можно считать исключительно медикаментозную терапию. Действительно ли цель терапевта состоит в том, чтобы помогать людям быть счастливыми? Но как же быть счастливыми в мире, в котором одновременно растет безработица и уровень инфляции? Такое счастье может быть куплено только ценой химического подавления и отрицания слишком многих, если не всех аспектов жизни. И это отрицание направлено непосредственно против того, во что большинство из нас верит, и будет оптимальным состоянием психического здоровья. Станем ли мы счастливыми, если будем стремительно глупеть под воздействием медикаментозной терапии? Не знаю. Каждый решает этот вопрос для себя самостоятельно. Я бы сказал, что цель психотерапии состоит в том, чтобы сделать людей свободными. Свободными, насколько это возможно, от симптомов, вне зависимости психосоматические ли это симптомы, такие как рак, или же психологические, как болезненная застенчивость. Свободными от разного рода компульсивных реакций (опять же насколько это возможно), связанных с алкоголизмом, разного рода навязчивостей, которые когда повторяются одни и те же стандартные паттерны поведения, про которые заранее известно, что они обречены на провал. Или же когда мы сталкиваемся с навязчивым желанием у своих клиентов постоянно менять сексуальных партнеров, которые непременно делают их несчастными, за что они обязательно несут наказание. Но преимущественно, как мне кажется, функция психолога или терапевта должна состоять в том, чтобы помогать людям обрести свободу там, где они хотят ее обрести. В том, от чего они сами хотят освободиться. Конечно, мы можем помочь осознавать, где человек потерял свободу и в чем заключаются его возможности. Если у человека есть психологическая проблема, то это здорово. Это можно сравнить с высокой температурой. Это означает, что в структуре данного человека что-то не так, продолжается борьба за выживание. Действуя привычно, сообразно нашему способу мышления, что от любых проблем следует как можно быстрее избавиться, мы упускаем из вида самое важное, а именно, что проблемы представляют естественную составляющую жизни человека. Но и не только. Проблемы – это основы нашего творческого начала, потому что мы творим ровно так же, как и лечимся. Для того чтобы освободиться от каких-то своих собственных внутренних проблем. Проблемы – это внешние сигналы неиспользованных внутренних возможностей. А симптомы – это на самом деле возможность. Это возможность сузить размеры того мира, в котором человеку приходится жить, до тех размеров, с которыми он может справиться. Чем больше у человека симптомов, чем больше соматической боли, тем меньше своих собственных возможностей он ощущает. Он пытается сузить мир даже в том случае, если просто простывает и на несколько дней оказывается выключен из офисной жизни. Ненависть, которой никак не может осознать. Простуда просто позволяет ему на какое-то время отойти от того мира, которому ему приходится противостоять. И только здесь». Я очень надеюсь, что люди, испытывающие психологические проблемы, обращающиеся к терапевтам, как-нибудь однажды возьмут и еще раз послушают эту передачу для того, чтобы понять, чего же все-таки мы действительно хотим от лечения, чего мы хотим от терапевта или от психолога. И кто такой человек, не переживающий трагедии и проблемы вообще? И возможен ли он на самом деле? В мировой психологии эти проблемы впервые с окончательной ясностью сформулировал именно Ролло Мэй. И я надеюсь, что вы будете читать его книги, большинство из которых давным-давно переведено на русский язык. Спокойной ночи.

17.12.2017 Выложен тренинг "Умение понимать другого человека", который ранее нигде не публиковался...
11.03.2017 Существенно улучшилось качество звучания в тренинге "Божественная комедия".
Те, кто скопировал и хранит этот тренинг у себя, - можете обновить свою копию...
25.01.2017 Полностью обновлён тренинг "Поваренная книга магии". Главное - теперь вы можете узнать, о чём он (появилось содержание) :)
14.01.2017 Впервые выложен "Разноцветный тренинг"!
27.10.2016 Большое пополнение бесед за 2007 год!
Добавилось более 100 передач, которые раньше не выкладывались.
А качество выложенных ранее передач за 2007 год заметно возросло.
01.06.2013

Большое пополнение бесед за период 20.02.2006 - 29.12.2006.

Из них 39 передач перезалиты с лучшим качеством, остальные 49 выложены впервые.

04.09.2011

Алексей Попов завершил работу над тренингом "Уроки с Катей -2 — Парижская история, или Языческие корни";
на данном сайте впервые выложена качественная аудиоверсия тренинга (в стереозвуке)

27.06.2011

запущена тестовая версия.

23.06.2011

старт проекта.